Таврический дворец

Таврический дворец и сад были созданы в 80-е годы XVIII века, однако еще задолго до того времени эти земли не пустовали. На приневской территории до основания Петербурга насчитывалось несколько десятков деревень. На месте Таврического сада были деревни Сабирино и Осиново.

Следующее упоминание этих мест связано с историей создания Невского проспекта. По трассе нынешнего Лиговского проспекта шла старинная Новгородская дорога, которая соединяла русские поселения в районе Невы с Новгородом и далее – с Москвой. У будущего Таврического сада дорога делилась на три тропы: восточную – к Спасскому посаду (он стоял на месте Смольного и чаще упоминается как село Спасское);

среднюю – в районе современного Литейного моста, и западную – к нынешнему Инженерному замку. По этой дороге первоначально подвозили материалы для строительства Адмиралтейства, но дальность и извилистость ее заставили искать иной путь. Им стала вновь прорубленная напрямую просека – будущий Невский проспект.

 

В первое десятилетие жизни юного города участки на левом берегу Невы (Московская сторона, позднее Литейная часть) были отданы членам царской семьи.
Недалеко от них, на месте Таврического дворца было Новгородское архиепископское подворье, заведенное на случай приездов в невскую столицу митрополита Стефана (Яворского), назначенного Петром I местоблюстителем патриаршего престола. С именем этого церковного деятеля связаны преобразования Петра в церковном управлении. Новое упоминание этих краев связано с именем преосвященного Рафаила – епископа Псковского, который также жил на архиепископском подворье и, когда «не мог переехать через Неву, и служил у себя на подворье утреню, а обедню в Александровском монастыре» (Петров П.Н.«История Санкт-Петербурга с основания города до введения в действие выборного городского управления».СПб.: Издательство Глазунова, 1884.).

План Петербурга 1737г. ФрагментВ те далёкие времена по территории участка протекала речка Саморойка. Как видно на плане Петербурга 1737 года, первоначально она впадала в небольшой естественный водоем, соединенный с одной стороны с Невой, а с другой - с Лиговским каналом. Позднее реку стали использовать для подпитки прудов Таврического сада. На берегу Саморойки стоял дом князя Юрия Трубецкого, под руководством которого строился один из бастионов Петропавловской крепости. Еще в 1890-е годы Саморойка пересекала Кирочную и Виленский переулок, но в начале ХХ века была заключена в трубу. Поверх ее русла сейчас проходит Фонтанная улица.

За подворьем архиепископа находилась лаборатория для «делания фейерверков». Вот что писали об этой лаборатории классики нашего краеведения.

А. И. Богданов: " Лаборатория при артиллерии, в которой делаются фейерверки и прочие артиллерийские снаряды отправляются, построена на Московской стороне, недалеко от Арсенала, 1734-го году. До построения сей Лаборатории, была в прошлые годы Лаборатория в Кронверке».

И. Г. Георги: «Близ слободы (Конной гвардии) на открытом поле стояла построенная в 1734 году деревянная Артиллеристская лаборатория, которая в 1787 году переведена на Выборгскую сторону».

Говоря о границах земель, отведенных Конной гвардии, историк П. Н. Петров писал, что они «сходились на северо-востоке с Песками, а на запад с артиллерийскими дворами, где была в первое время устроена лаборатория (на месте теперешнего Таврического сада... Далее Придворной конторе понадобилось место «для поклажи дворцовых дров». Кроме берега Фонтанки она затребовала отвести место «за Литейным двором, вверх по Неве реке от Оружейного двора до двора же Щукинского (т.е. дома бывшего оберсекретаря при Петре I Анисима Яковлевича Щукина, купленного в казну).…Это уже приходилось на месте ковша и Таврического дворца и частью сада».

«Сентября же 11-го (1732 г.) Императрица ездила смотреть артиллерийское ученье – на месте теперешнего Таврического сада, где устроен был учебный полигон».

План Махаева 1753г.В 1753 году исполнилось 50 лет новой столице России. Юбилейный план города
был издан «для славы и чести Российской Империи» и дополнен двенадцатью видами города. План составлен в Географическом департаменте Академии наук под наблюдением адъюнкта И. Ф. Трускотта. Показана фактическая застройка города и места перспективного строительства, отмечены некоторые утраченные объекты. Особо выдающиеся здания показаны перспективными рисунками. Пока на этом плане нет отметок о какой-либо застройке интересующего нас участка (кроме лаборатории фейерверков), но в «Истории Санкт-Петербурга» П. Н. Петрова говорится, что в 1750-е годы на части участка, выходящего на Воскресенскую набережную, существовал скотный двор.

Современные источники утверждают, что дворец начал строиться на месте небольшого дома, уже принадлежавшего к тому времени Потёмкину. Возможно, так оно и было на самом деле, и первоначальный выбор участка был связан со службой Потемкина сначала рейтаром, а потом капралом в конной гвардии, и проживавшим здесь же, в её Слободе. Создавалась Слобода Конного полка под руководством архитектора Боенналя, и строительство её растянулось на многие годы, вплоть до 1757-го. По указу императрицы Елизаветы I (декабрь 1739г.) "вместо казармов строить полковые слободы, дабы солдаты с вещею выгодой с женами своими вместе жить, а дети их сбережены и при полковых школах обучены и воспитаны быть могли", вдоль невского берега будущей Шпалерной улицы, начиная от Литейного двора, начали строить деревянные "рейтарские дома". Построены они были и на том месте, которое позже отойдёт под Таврический дворец с садом. Эти сведения сообщаются Игорем Пономаревым в №10 журнала "Нева" за 2006г.


Б.Патерсен. Вид Таврического дворца с Выборгской стороныБ. Патерсен. Вид Таврического дворца с Выборгской стороны

Выбранный участок как нельзя лучше подходил для расположения на нём дворцовой усадьбы с пейзажным парком: естественный водоём с речкой с южной стороны, широкий вид на Неву и близость самой Невы, что позволяло сделать перед дворцом речную гавань. И в 1782 году архитектор И.Е. Старов начинает проектирование дворца для сподвижника Екатерины II, в ту пору генерал-губернатора Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний, светлейшего князя Григория Александровича Потёмкина. Это был не просто сановник высокого ранга, он был самым близким императрице Екатерине Алексеевне человеком и другом, без совета с которым она не принимала важных решений.

Но к началу проектирования дворца Потёмкин практически постоянно находился во вверенных ему южных губерниях и в Петербурге появлялся наездами. Несмотря на то, что ему принадлежал подаренный Екатериной Аничков дворец, Потемкин предпочитал останавливаться в доме Шепелева. Дом Д.А.Шепелева считался в то время одним из выдающихся в Петербурге и по богатству, и по изяществу архитектуры, и при Екатерине II был куплен и переделан во дворец (ныне на его месте находится Новый Эрмитаж- ул. Миллионная, 35). Однако положение второго человека в государстве, каковым Потёмкин являлся в то время, обязывало его иметь престижное жильё. Архитектором для него был выбран Иван Егорович Старов, профессиональные качества которого Потёмкин высоко оценил ещё во время перестройки тем Аничкового дворца. Впоследствии Старов строил для Потёмкина и "увеселительный дом" в Озерках, и дворцы в Осиновой Роще и Островках на Неве, а также осуществил ряд проектов для южных городов России.


По свидетельству М. И Пыляева, дворец строился не самим Потёмкиным, а Екатериной, и являлся подарком Светлейшему за его труды по присоединению Крыма к России.
8 апреля 1783 года был издан "Высочайший Манифест о принятии Крымскаго полуострова, острова Тамана и всея Кубанской стороны под державу Российскую", а уже в начале мая начались строительные работы во дворце, получившем название Конногвардейского дома. Работы велись в течение шести лет и закончились в 1789 году, хотя внутренняя отделка продолжалась ещё несколько лет.
Далее Пыляев пишет: "После подарка Екатерина купила дворец опять у Потёмкина, заплатив ему за него 460 000 рублей". Дата покупки не уточняется. Зато известно, что когда в феврале 1791 года Потёмкин прибыл из Ясс, увенчанный лаврами победителя Измаила, императрица, в числе многих милостей и наград, подарила ему опять Таврический дворец.

Дворец, построенный Старовым в стиле русского классицизма, являлся одним из крупнейших сооружений не только в России, но и всей Европы того времени. Его площадь составляла 65,7 тысяч квадратных метров при длине главного фасада в 260 метров и относительно небольшой высоте в 12 метров.

Таврический дворец. План. Фасад

Современник строительства Конногвардейского дома, поэт Г.Р. Державин писал: "Наружность его не блистает ни резьбою, ни позолотою, ни другими какими пышными украшениями: древний изящный вкус - его достоинство; оно просто, но величественно".

План Таврического дворцаВ планировке дворца Старов применил традиционную усадебную схему: главный корпус и флигели, соединенные галереями, образуют большой парадный двор с цветочным партером. Главный корпус, увенчанный большим куполом, имеет шестиколонный портик с фронтоном, фасады флигелей - четырехколонные портики.

Основной архитектурной композицией дворца была группа из четырех центральных помещений, связанных в единый комплекс: Вестибюля, Купольного зала, Большой галереи и Зимнего сада.

Купольный зал Таврического дворца
Из квадратного в плане Вестибюля в Купольный зал вел вход в виде "Триумфальных врат", представлявших собой шесть величественных колонн из искусственной яшмы и полированного гранита с вызолоченными капителями и базами. По мнению Державина, Купольный зал был подобен "афинскому Одеону".

Из Вестибюля имелось ещё два выхода, ведущих в "парадные покои" - гостиные, столовые и т.д.




Екатерининский зал Таврического дворца
Следовавшая за Купольным залом Большая галерея или "Екатерининский зал" поражала своими размерами - длина 74, 5 метра, ширина - 14,9 метра. Ни одно дворцовое помещение XVIII века не могло сравниться с ним по размерам монументальности. Этот овальный двусветный зал, обрамлённый сдвоенной колоннадой искусственного мрамора, в дни торжеств вмещал до пяти тысяч человек. Потолок зала был богато расписан (роспись, считавшаяся утраченной, была восстановлена во время реставрации в 1990-е годы. Оказалось, что она была выполнена на огромном холсте).



Ротонда в Зимнем садуЗимний сад отделялся от Екатерининского зала открытой колоннадой. В центре сада была возведена восьмиколонная Ротонда или "Храмик", а по краям от неё - ещё по три колонны в виде пальмовых деревьев. Они не только служили украшением, но и выполняли чисто конструктивную функцию, являясь опорами перекрытия Зимнего сада.

Скульптура Ф.Шубина "Екатерина-законодательница"В центре Ротонды помещалась мраморная скульптура Екатерины II работы Ф.И. Шубина. Называлась она "Екатерина - законодательница" (сейчас находится в экспозиции Русского музея).

В глубине сада помещалась "зеркальная пещера" - ниша из одиннадцати зеркал", внутри которой был сооружен небольшой бассейн с фонтанами и установлена мраморная ваза.

Простенки между окнами имели "иллюзорную роспись" в виде деревьев и сельских видов, что создавало иллюзию безграничного пространства.

В Зимнем саду были посажены редкие деревья, кустарники и цветы. В кустарниках располагались гнезда соловьев и других певчих птиц. В фонтанах била лавандовая вода. Здесь имелись холмы, долины, аллеи. В водоёмах, выполненных в виде стеклянных шаров, плавали золотые рыбки.

Б.Патерсен. Вид Таврического дворта с ОхтыБ. Патерсен. Вид на Таврический дворец с Охты.
Постройка площадью в 65 700 квадратных метров и всего в один этаж тогда считалась грандиозной. Красивый фасад с колоннами, куполом по­ средине и охватывающими боковыми крыльями флигелей был виден с противоположного берега Невы. Дом с колоннами у подъезда стал образцом для помещичьих усадеб по всей России.

20 августа 1792 года Екатерина выкупила дворец у наследников Потемкина. Архитектору Ф.И. Волкову было поручено отремонтировать дворец. Он перестроил восточное крыло, предназначенное для наследника престола и его семьи: Концертный зал превратил в Театр, а Малый купольный зал площадью 40 х 10,5 м приспособил под церковь, которую освятили во имя святой великомученицы Екатерины.

Бывшая домовая церковь Таврического дворцаОдноэтажная двусветная церковь представляла собой длинный зал, разделенный на три части. В восточной части, отделенной сплошной стеной, находились алтарь, ризница и библиотека. Алтарный купол поддерживали двенадцать колонн. Иконы для иконостаса написали академики А. Е. Егоров, С. А. Бессонов, Ф. П. Брюлло и А. И. Иванов. Царские врата были резные, золоченые. Образа царских врат написал А. Е. Егоров. На стенах были развешены картины работы итальянских художников, взятые из Эрмитажа. Священные сосуды церкви отличались богатством и изящной работой.
Впоследствии церковь была перестроена и освящена во имя Воздвижения Честнаго Животворящего Креста Господня. Богослужения в ней проводились с 1793 по 8 июня 1920 года.
25 апреля 1795 года в церкви дочь полководца А.В. Суворова венчалась с братом екатерининского фаворита Николаем Зубовым. Сам Суворов находился в это время в Польше и на венчании не присутствовал. Но в декабре он вернулся в Петербург и прожил в Таврическом дворце три месяца. К его приезду тщательно готовились, стараясь учесть его вкусы и привычки, например, на полу одной из комнат устроили постель из сена, а в другой комнате установили большую гранитную вазу с холодгой водой для умывания.

Сегодня в прекрасно отреставрированном помещении бывшей церкви проводятся "Потёмкинские вечера" – концерты старинной музыки в исполнении лучших музыкантов, занимающихся исторически информированным (аутентичным) исполнительством музыки прошлого, и их студентов. Звучит европейская музыка барокко и раннего классицизма, а также забытые шедевры русской музыки XVIII века.

В последующие годы работы по переустройству дворца продолжались. Были реконструированы Картинный зал, Гобеленовая гостиная, Китайский зал. Во флигелях созданы интерьеры Диванной, Кабинетной и других кабинетов для царской семьи.
В помещениях установили камины и фаянсовые печи.

В память о Потёмкине 7 сентября 1792 года императрица отдала распоряжение о переименовании дворца в Таврический, и 14 сентября переехала в него. Она проводила во дворце весну и осень. Екатерине нравилось, что кругом дворца находятся полки ее гвардии, а из дворца сразу можно выйти в сад, так как «государыня высоким входом не любила себя беспокоить». Вместе с нею во дворце жил и любимый внук Александр.

Она перевезла сюда свою коллекцию скульптуры. Во дворце уже была упомянутая выше скульптура Шубина. В день празднования победы над Измаилом 28 апреля 1791 года Екатерина подарила Потемкину античную статую Венеры, приобретенную в Риме ещё Петром Великим. Эта скульптура со временем получила название Венера Таврическая, так как долгое время хранилась в Таврическом дворце ( была перенесена в Эрмитаж в 1852 году). К этим двум скульптурам добавились скульптурные группы Лаокоона, Амура и Психеи и многие другие замечательные произведения скульптурного искусста. Во дворце можно было увидеть также полотна великих художников XVI-XVIII веков. Все помещения дворца были украшены ими.

Гавань-ковш у Таврического дворцаПерестроечные работы велись и на территории, прилегающей к дворцу: боковые корпуса соединили узорной чугунной оградой, в северной части сада построили особняк в классическом стиле для садового мастера У. Гульда, ставшего придворным садовником; перед дворцом построили гавань-"ковш", соединяюшийся с Невой каналом длиной 210 и шириной 25 метров.




Императрица Екатерина II скончалась 6 ноября 1796 года в Зимнем дворце, и ее сын Павел I свою ненависть к матери обрушил и на Таврический дворец. Все украшения и даже паркет пола он приказал вывезти в свой новый Михайловский замок. Дворец же был превращен в казарму гвардейского конного, а затем гусарского полка. В великолепном Екатерининском зале устроили манеж, где бегали лошади, между мраморных колонн сделали стойла, и «дымился лошадиный навоз» там, где благоухали розы...

Император Александр Павлович распорядился привести дворец "в прежнее состояние". Восстановление было поручено Л. Руска. Одновременно с парадными и жилыми помещениями воссоздавался Зимний сад.

После пожара 1837 года в Зимнем дворце большинство спасенных сокровищ перевезли в Таврический дворец. Впоследствии здесь хранили вышедшую из моды дворцовую мебель, скульптуры, живописные полотна.