РАЗГОВОР С  ОТЦОМ

Я снова  у тебя,  отец,  на  Охте,
Принес гвоздики и земной поклон.
Под  стон пурги  я думаю,  как  смог  ты
Труднейшей жизни осилить марафон.
Крестьянский сын,  познавший новые изыски
На  Ярославщине в тридцатые года,
Ты  был  открытым, честным активистом,
Публично говорившим смелые слова.
Не  всё тогда  в Советах  было  просто
На  нашем правильном пути.
Была  скотина у родни  повыше ростом.
И  подкулачником тебя  уж нарекли.
И  вышла «тройка» ежовская на  старт,
Чтоб  закрутить свое  лихое  дело,
Но  спас  тебя  от гибели  Кронштадт,
Куда  страна прийти на  службу  повелела.
Здесь  был  бы тоже  путь  тернист:
Депеша с родины с наветом прилетела.
Однако честным оказался особист,
Не  допустил большого беспредела.
Ты  получил возможность службу  завершить,
Связистом воплотил себя  сполна.
Пришла пора  к родителям спешить,
Но  грянула «священная война».
И  был  удвоен  флотской службы  срок
Походами, боями, лентами наград.
Родным, и это  не высокий слог,
Стал  для  тебя  блокадный Ленинград.
С ним  связана твоя  дальнейшая судьба:
Победа, труд и первая семья,
За мамино здоровье тщетная борьба
И  Женщина, с которой вырастил меня.
Ни  дня  ты не был  не у дел.
Все для  страны работал и учился.
В горах  Урала  познал нелегкий свой  удел,
Где спецобъект ударно  возводился.
Вождю  был  нужен  мощный щит,
Чтоб  отразить глобальные угрозы.
Здесь  были  молодость, ГУЛАГа  монолит
И  минусы и плюсы советской нашей прозы.
Как  выдержал, отец,  ты тот уральский груз?
Без  опыта, поддержки, сносного жилья.
И,  видно, там  окончен был  твой  вуз
Среди  стройбата, зеков, зонного былья.
В той  жизни ты остался Человеком,
Сберег  свое  крестьянское зерно.
Хоть устремлен вперед  был  вместе  с веком,
Но  всход  оставил трудностям назло.
Я вечер  мартовский тот помню:
Пришел ты поздно выпившим домой
И,  улыбнувшись, вымолвил: «Сегодня
Родился маленький братишка твой».
Потом был  снова  Ленинград
И  многолетняя сложнейшая работа
Без  отдыха  и трудовых  наград
В больших общественных заботах.
Тебя  просили: потяни тот воз  еще
Ответственности просто дикой.
Ты  в семьдесят почти  на  пенсию ушел,
А в юбилей свой  был  коллегами забытый.
Обидно стало  мне  тогда,
Казалось, в жизни лопнул важный нерв.
Ведь  нас  учили  в школе и всегда:
Живи и вкалывай для  всех.
С годами  становилось все ясней:
Семья, друзья  и близкие места  родные –
Вот, что для  каждого важней,
На  этом  держатся устои  и поныне.
Теперь прошли тех старых  штампов грезы.
Я цельным, папа, вижу  твой  портрет.
Я знаю, помнят о тебе  березы,
В далеком детстве  начавшие свой  век.
Тебя  узнают  пошехонские поля
И  деревеньки, что по  Конгоре стоят,
Где тропами исконными пройдя,
Традиций русских  ты впитывал заряд.
Друзья  твои  тебя  не позабыли:
И  те,  кто  выжить на  Урале  помогал,
Кто  в коммунальной жил  с тобой  квартире
И  кто  позднее близким стал.
Я каждый день  смотрю на  твое  фото
И  часто  внучку  подвожу к нему.
Как  жаль,  что много  я тогда  работал
И  не спросил о многом наяву.
Я вижу  добрую  твою  улыбку
И  слышу  твой  спокойный голос.
Такие совершили успешную попытку
Пройти с ноля  до взлета  в космос.

Работа над  книгой позволила мне  лучше  узнать  свою  родословную по линии отца.  Я впервые ознакомился с документами,  из которых следует, что мой  прадед  Николай Иванович и прабабушка Парасковья Григорьевна Аксеновы как  минимум  с середины XIX века  тоже  проживали в близкой моему сердцу  деревне Ескино. Из  этой  деревни в 1941 году ушел  на войну  и не вернулся младший брат отца  Василий. Извещение Пошехоно-Володарского военного комиссариата гласит: «Сержант  Аксенов Василий Алексеевич, уроженец д. Ескино Ермаковского  сельсовета в  бою  за  социалистическую Родину пропал без вести  в январе 1942 года».  И  это  плата  нашей семьи  за победу  над  фашизмом.

Старший брат отца Александр тоже воевал, освобождал Европу от коричневой чумы.  У меня  в руках его фотография, на обороте которой написано: «На долгую  память Кате  от Аксенова  Александра Алексеевича из Румынии. 12/X — 44г». Сержант   А. А. Аксенов,  как   рассказал  мне   его  сын   Анатолий, служил   в  Смерше, был  сотрудником военной  контрразведки.  Как-то в  середине 1970-х  годов  Анатолий купил   роман В. О. Богомолова «В августе  сорок  четвертого» о героизме советских   контрразведчиков и  дал  почитать своему  отцу.  Тот, ранее  не раскрывавший характера своей  службы  в годы  войны,  прочитав книгу, коротко сказал: «Да,  так  все и было».

Вид  на  д.  Ескино с берега  р.  Конгоры. Начало XXI  в.

Вид  на  д.  Ескино с берега  р.  Конгоры. Начало XXI  в.
Здесь  наши  деды  нравственно мужали,
Здесь  годы  детства в радости прошли,
Россию здесь, по  сути, мы  узнали
И  верность ей  навечно обрели.

А  имя,  указанное  на   той   фотографии,  это   имя   моей мамы.  Братья Аксеновы воевали в тот период в разных концах Европы: один — на  севере, другой — на  юге.  Переписку же, видимо, удобнее  было  вести  через  Ленинград, где все  время блокады города  находилась мама.  Судя  по дате,  указанной на фото, я только  что родился — мне было  всего четыре  дня.  

Вот такие  жизненные параллели выявила в большой семье  Аксеновых  старая, пожелтевшая уже фотография.
Подрастают мои  внуки. Алене  пошел четырнадцатый год, Ксении — тринадцатый, Олегу  летом  исполняется семь  лет. Им  все  интересно. И  они  задают  вопросы: чем  занимался в жизни их дедушка, кем  работал?
Оказывается, не так просто отвечать на эти детские вопросы. Хотя по формальным признакам сложностей вроде бы нет. Все  происходило  в  Ленинграде — Петербурге:  полжизни человек занимался комсомольской  и  партийной  работой  в Смольном, а  другую  половину посвятил обеспечению государственной безопасности, неся  службу  в Большом доме.  Но рассказать   доходчиво  современной   молодежи   только    об этом — уже трудно.  А ведь между теми двумя жизненными половинами есть  еще  и исторический разлом — 1991 год.

И здесь,  пожалуй, гораздо  легче и понятнее поведать детям о своей  работе  в течение двух с половиной лет  на  Шинном  заводе.   Пневматические резинокордные траки   для  гусеничных  транспортных машин, которые мне  довелось конструировать   и  изготовлять,  хоть  реально-то  представить можно. Особенно Олегу, который является большим любителем автомобилей. Надеюсь, что  эти  воспоминания помогут когда-нибудь и моим  внукам соприкоснуться с тем  исторически очень  горячим  временем, в котором провел самую  активную часть  своей жизни их дед.

Свидетельство о рождении моего  деда  А. Н. Аксенова


Брат отца автора А. А. Аксенов (слева), сотрудник Смерша в годы войны. Румыния, 1944  г.


Извещение о гибели в бою  за  Родину в январе 1942  г.  моего  дяди Василия Алексеевича Аксенова


Братья Аксеновы на  даче  Анатолия (в  центре) под  Рыбинском. 2009  г.




С внучками Аленой (слева), Ксенией и внуком Олегом. Апрель 2014  г.




Автор с сыном  Игорем и дочерью Екатериной. 2009  г.



Автор с родственниками и внуками на  даче в Орехово. 2010  г.


С сыном  Игорем в лагере участников чемпионата России
по  спортивному ориентированию среди  ветеранов.

Сосново Ленинградской области. 2009  г.


Каждым летом мы с внуками выбираемся порыбачить на  Вуоксу.
На  переднем плане внучка Ксения. Беличье. 2012  г.


Супруги Аксеновы. 2004  г.

Естественно, я не мог  не осветить в воспоминаниях и начавшийся в 2007 году период моей  работы в ветеранской организации Петербургского управления ФСБ. Но делаю  это не в  виде  дальнейшего повествования,  а  в  виде  размещения  в завершающей  части   книги уже  опубликованных  выступлений, статей, интервью по тематике ветеранской деятельности. В них содержится мой своеобразный творческий отчет за шестилетний отрезок деятельности в составе руководства Совета ветеранов Управления.

Занимаясь в эти  годы  организацией поисковой и исследовательской работы в сфере  истории органов государственной безопасности, сохранения памяти о чекистах, внесших большой  вклад  в победу  в битве  за Ленинград в годы войны, в послевоенную оперативно-служебную деятельность Управления, я, естественно, не считал  себя  вправе оставаться в стороне от сути  этого  процесса. Не  мог  творчески не  откликаться на  ту душевную боль  и  то  подвижничество, которые ветеранский актив  проявляет, заботясь о патриотическом воспитании молодежи. Яркий пример в этом  мне показывают В. Д. Ермаков, А.Ф. Стародубцев, К. В. Голубков, В. В. Егерев, И. И. Поспелов, И. С. Буравлёв, И. К. Волкова, Ю. Н. Журавский, В. Д. Захаров,  Ю. П. Кудряшов и  многие другие  ветераны. Большая благодарность им за это.

Ветеранские заботы  дали  мне  огромную подпитку в лучшем  понимании чекистской истории, в том числе  новейшей, зарядили меня  огромной энергией, позволившей довести до конца начатую  над  этими заметками работу.  Считаю своим долгом  сердечно поблагодарить за содействие и заинтересованное  обсуждение  материала  рукописи  книги  моих   коллег — ветеранов Б. Н. Вязового, М. Ю. Милушкина, А. О. Богатырева, С. Г. Евдокименко, В. Н. Егорова, А. А. Паршукова, А. А. Тимошенкова, Ю. И. Шаперина.

Автор искренне признателен председателю Совета ветеранов  Управления В. С. Гусеву и ответственному секретарю совета,  заведующему Залом истории Управления В. Н. Груздеву за  профессиональные советы  и  постоянную доброжелательную  помощь в подготовке книги к изданию, а также  сотруднику  службы  кадров Управления А. В. Леонову за товарищескую  творческую поддержку.

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

Piter.jpg