Очень  ответственным и сложным для  команды Гидаспова стал период с сентября 1989-го  по июнь  1990 года.  У нас  еще оставалось ощущение, что  

для  партии и страны не все  поте- ряно. Просто необходимо быть  еще  более  активными и  на- стойчивыми в защите социалистической

направленности перестройки, в отстаивании своей  позиции перед  Центром, в восстановлении доверия ленинградцев к партийным структу- рам.  Но  

делать  это  становилось все труднее  и труднее.
В Ленинграде набирали силу  оппоненты и открытые про- тивники КПСС. С одной стороны — это Объединенный фронт трудящихся, ратующий за  

однозначный приоритет рабочего класса в политической жизни с ориентацией на жесткие мето- ды руководства и возврат к диктатуре пролетариата. С

другой стороны — Ленинградский  народный  фронт,  программные документы которого имели немало сходства  с  официальной партийной

идеологией перестройки. Что  и вовлекало в ряды фронта  многих людей, искренне  озабоченных медленными темпами, непоследовательностью и

половинчатостью мер  по практическому обновлению идей  социализма. Но обкому бы- ло ясно, что  декларации лидеров ЛНФ не  более  чем  ширма,

за которой они  скрывали свои  истинные цели:  демонтаж со- циализма и капитализация общества. Не случайно с ними так легко  и  охотно  смыкались

самые  экстремистские движения, такие  как  Демократический союз,  анархосиндикалисты, мо- нархисты и тому  подобные.
Убедительным катализатором, выявившим подлинные на- мерения сил, которым была нужна дестабилизация обстановки в стране, стала,  как потом  

оказалось, последняя в Ленинграде праздничная  демонстрация  трудящихся на  Дворцовой пло- щади   7  ноября. После прохождения традиционных

колонн районов города, крупнейших предприятий и организаций на площади впервые появилась разномастная колонна «демокра-

157
тических сил»  с лозунгами: «Долой  советский монополизм»,
«Партия, дай порулить», «Долой  партократию» и, наконец, со- всем откровенным — «Ударим перестройкой по коммунизму».
В этот момент я стоял  на главной трибуне Дворцовой пло- щади  за  спиной Бориса Вениаминовича Гидаспова и  отчет- ливо  понимал: период

открытой политической борьбы насту- пил.  Требовались четкие ориентиры для  партийного актива, всех  коммунистов: как  строить отношения с

левыми и  пра- выми  оппонентами партии, с ее явными противниками? ЦК, как  всегда  в последнее время, запаздывал со своими оценка- ми.  И эта

задача  выдвигалась на первый план  в деятельности Ленинградской партийной организации. Тем более  что в сен- тябре  пленумом ЦК  КПСС уже

было  принято решение о со- зыве  через  год очередного, XXVIII съезда  КПСС.
Обком берет  твердый курс  на  выработку программы дей- ствий  ленинградских коммунистов в сложнейших социально- экономических и  

политических  условиях того  периода. Эта программа, видоизменяясь, последовательно (с  периодично- стью через два месяца) рассматривалась и

выкристаллизовыва- лась  на трех совместных заседаниях обкома и Ленинградско- го горкома партии, на объединенной конференции областной и

городской организаций КПСС. Тот  независимый принци- пиальный взгляд  на положение дел в обществе, который в то время  формировался у обкома,

никого не оставил равнодуш- ным  прежде  всего  в двух столицах, да и во многих других ре- гионах   страны. Тернистым, не  без  ошибок оказался и  

путь ленинградских руководителей, искренне  вступивших в  бес- компромиссную борьбу за социалистический смысл  пере- стройки.
Первый резонансный пик этой борьбы пришелся на ноябрь
1989 года, когда 21-го числа  состоялся совместный пленум об- кома  и  горкома партии,  принявший  платформу действий в период подготовки к

XXVIII съезду КПСС и выборам в респу- бликанские и местные Советы народных депутатов. Тогда  же первый секретарь обкома Б. В. Гидаспов был

избран одновре- менно и первым секретарем Ленинградского горкома партии.

158
Партийная пресса так отразила главный призыв этого  пле- нума  и суть всего  произошедшего на  нем  разговора:
«Коммунисты, поднимем головы, сплотим наши ряды  во имя   социализма! Безмолвствовать,  отмалчиваться  сей- час — безнравственно! Мы  

решительно порываем с идеоло- гией  сталинизма, но  мы  убеждены, что  знамя наше было и остается красным. А на нем начертано: Ленин, Октябрь,

социализм!» [21].
На пленуме отмечалось, что дискуссия, развернувшаяся во- круг проблемы частной собственности, — это и есть тот проб- ный  камень, позволяющий

определять политическое лицо борющихся сил.  По этому  ключевому и поворотному вопросу дня  высказались все,  кроме Центрального комитета

партии. Положение  усугубилось тем,  что  уже в начале декабря взяла старт  новая избирательная кампания, которая впервые про- ходила  в условиях

фактической многопартийности.
Ярким и  эмоциональным, но  строго  аргументированным стало на пленуме выступление секретаря обкома Дмитрия Ни- колаевича Филиппова. Он  

подчеркнул, что  в Верховном Со- вете  СССР рассматриваются законы о  собственности, о  со- циалистическом  предприятии,  о  печати,  обсуждаются

 все точки  зрения, кроме одной — точки  зрения руководящей пар- тии,  несущей ответственность за сегодняшний и завтрашний день  страны. Люди  

же  справедливо высказывают неудовлет- воренность тем,  как  мы  руководим. Разделение партийных и хозяйственных функций некоторые с

облегчением восприня- ли  как  возможность не  заниматься проблемами экономики. В этом важнейшем деле были допущены поспешность, непро-

думанность новых  основополагающих законов хозяйственно- го  механизма, таких  как  о  госпредприятии,  о  кооперации, о  налогообложении. Вместо

  того  чтобы  тщательно готовить и отрабатывать их в отдельных регионах, полигоном экспери- мента  стала  вся  страна. Эти  законы во  многих

отношениях усугубили  финансовое положение, состояние внутреннего рынка, привели к расцвету теневой экономики,  утрате  нитей управления [21].

159

Д. Н. Филиппов

Был  затронут и вопрос об опасности тенденции огульного разгосударствления собственности. Член  бюро  обкома, про- фессор  Политехнического  

института А. А. Денисов обратил внимание на то, что переход  к рыночной экономике предпола- гает субъекты свободного предпринимательства. И  

речь  идет не только  о частниках. Это могут быть наши государственные предприятия, но совершенно освобожденные от какого бы то ни  было  

административного управления сверху.  При  этом  не обязательно проводить выборы директоров, они  даже  могут назначаться, но они  должны быть  

свободны в своей  коммер- ческой деятельности. Нам  будет легче подойти к рынку  с этой стороны [21].
Принимая во  внимание обостряющийся политический и социально-экономический кризис, открытое наступление на партию, неспособность или  

нежелание ЦК  КПСС и его По- литбюро овладеть ситуацией в стране, пленум обкома и гор- кома   выступил  с  требованием  скорейшего  созыва  

пленума ЦК.  Его  цель — сформировать свою  позицию по отношению к  происходящему в партии и  обществе и  дать  импульс про-

160
цессу  обновления жизни партийных организаций. Прозвуча- ло и требование об отчете  в своих  действиях и высказывани- ях некоторых членов

Политбюро и руководства партии.
Принятая Смольным платформа действий была  проникну- та чувством ответственности ленинградских коммунистов за развитие перестройки по пути,  

сделанному в Октябре, за кон- солидацию всех  здоровых сил  партии и  общества на  социа- листической основе. И  обком во  главе  с  Б. В.

Гидасповым сразу   же  начинает  активно  действовать.  Действовать  не  в тиши  кабинетов, не на заорганизованных собраниях, а непо- средственно в

массах, среди  людей, теряющих ориентиры под напором антисоциалистической демагогии.
Вечером 22 ноября, на следующий день  после  совместного пленума, руководители Ленинградской партийной организа- ции   проводят  перед   

Спортивно-концертным  комплексом имени В. И. Ленина многотысячный митинг и самозабвенно, искренне доводят  до присутствующих свое  мнение

о сложив- шейся в стране  обстановке.
Погода в тот вечер  была  зимняя: температура воздуха  опу- скалась  до   –10  градусов, был   сильный  ветер,    снегопад. Б. В. Гидаспов приехал к СКК

в легком демисезонном пальто, без шарфа и какого-либо головного убора. Мы с начальником охраны Юрием Александровичем Самойловым где-то  

раздо- были  ему шапку. Но  открывать митинг Борис Вениаминович вышел все равно  в том,  в чем  приехал.
Его яркая, страстная речь задала  такой  настрой участникам митинга и такой  накал обсуждения, которых наш  город  еще не  видел.   Все  взгляды были  

устремлены к  одухотворенным идеями  пленума  ораторам.  Чувствовалось общее   единение. Было  видно, что  ни  ветер,  ни  снег, ни  мороз  не  

влияют на ход  митинга. В  лучах  прожекторов алели  крупные лозунги, с  которыми пришли  на  площадь  представители  партийных организаций

города.   Подобного во  второй столице, да,  по- жалуй,  и в стране, уж точно  никогда не было:
«Политбюро — к отчету на  внеочередном пленуме  ЦК КПСС!»;

161
«Хватит каяться, надо  работать!»;
«Не  дадим ударить перестройкой по  коммунизму!»;
«Михаил Сергеевич, обратите внимание на  партию»;
«Члены ЦК, где  Ваша позиция?»
Участники митинга единодушно одобрили программу дей- ствий  Ленинградской партийной организации.  Репортаж об этом  уникальном в своем  

роде событии был показан по Цен- тральному телевидению. В Гидаспова полетели критические стрелы  обвинений в консерватизме. Вот, например,

что гово- рится  в распространенной ныне в Интернете биографии Бо- риса  Вениаминовича:
«Многие  реформаторы в  КПСС  надеялись, что   приход Гидаспова, не занимавшего должности в аппарате КПСС, будет способствовать перестройке в  

Ленинградской пар- тийной организации. Однако Гидаспов оказался  близок к консервативной части партийного руководства». Под- тверждается этот  

тезис  тем  самым наделавшим шуму  митин- гом,  как  говорится в статье,  «с антиперестроечными лозунга- ми».
Далее  приводится высказывание одного из ближайших со- ратников М. С. Горбачева секретаря ЦК  КПСС Вадима  Мед- ведева:  «Гидаспов в  

конечном счете… занял жесткую по- зицию партийного фундаментализма,  которая приносила одно  поражение за  другим».
Цитируется по  этому  поводу  и  более  категоричные слова Анатолия Собчака: «Директор института,  оборонщик, из- балованный в недрах военно-

промышленного комплекса фон- дами и вовремя выделяемыми лимитами, а главное — почти абсолютной властью над подчиненными, он и на

„граждан- ку“ принес замашки своей прежней должности» [22].
Что  здесь  сказать? Если  иметь  в виду  целью  перестройки то, что произошло со страной в 1991 году и дальше, то, конеч- но, Б. В. Гидаспов в своих

действиях того периода был консер- ватором и лозунги ленинградских коммунистов были  антипе- рестроечными. Да  и руководство ЦК  с Горбачевым

во  главе тогда  открыто не нацеливалось на развал  страны и реставра-

162
цию  в ней  капитализма, искусно прикрывало свои  действия, а часто  и бездействие фиговым листком «социалистического выбора». Иначе это  

трактовалось бы  уже  в 1989—90-х  годах как  измена и предательство.
С точки  зрения же взглядов на реформирование партии, ее роли  в  стабилизации социально-экономической  обстановки в  рамках  того  самого

официального  социалистического  вы- бора  Ленинград (впрочем, помнится,  и  Московская город- ская  партийная организация) во многих

отношениях был  на высоте  таких  важнейших понятий, как  верность долгу, честь, совесть, ответственность. А под  поражениями, о которых го- ворил  

В. Медведев, видимо, следует  понимать неудачи в реа- лизации  горбачевской линии  на   слом   КПСС — станового хребта  мировой державы, чему,

естественно, препятствовали такие  руководители, как  Б. В. Гидаспов.
В словах же Собчака, о Гидаспове-оборонщике практически все правильно. Кроме одного слова — «избалованный». И это он,  бывший профессор

Ленгосуниверситета, говорит о чело- веке,  достигшем уже в свои  молодые годы в науке  и приклад- ных исследованиях результатов мирового уровня и

признания. О человеке, спасавшем страну  от последствий чернобыльской трагедии. О человеке, подтвердившем свой  подлинный авто- ритет  

хозяйственного руководителя и  ученого   в  период вы- боров   народных  депутатов СССР.  И  наконец,  о  человеке, который за двадцать лет

руководства крупнейшим научно-про- изводственным коллективом в отпуске-то был  всего  три  ме- сяца! Да, «замашки» у БВ действительно были, и

состояли они только  в одном:  трудиться, трудиться и еще  раз  трудиться во имя  интересов страны.
Тем  не менее  ноябрьский митинг жизнь Борису Вениами- новичу осложнил. В. Я. Ходырев  через  годы напишет об этом:
«Там произносили жесткие речи, давали нелицеприятные оценки горбачевским нововведениям, разрушавшим огром- ное  государство. Там честно

называли вещи своими име- нами.  Однако положительных результатов сия  „сходка“ не  дала. Гидаспова немедленно вызвали в  ЦК, где  на  него

163
насели главный „реформатор“ Горбачев и его  серый  карди- нал   Александр Яковлев.  Не  надо, мол, пускать стрелы в перестройку. Не  надо  мешать

процессу необратимых про- грессивных перемен. Да  кабы так! Кабы  они  действитель- но были  прогрессивными. С сегодняшней колокольни отчет-

ливо видно, куда мы шли  и к чему  пришли. Слава Богу, есть политики,  подобные Владимиру Путину: они  думают о на- роде  и вытягивают страну из  

трясины.


В. Я. Ходырев

А  тогда… Гидаспов  не  устоял под  кремлевским нати- ском. Уступил. И  впредь таких горячих митингов не  про- водилось…» [23].
Но  Смольный  остается центром  политической  борьбы в Ленинграде. Обком все  так  же  оппонирует ЦК, однако по- ложение явной, категоричной

оппозиции так и не займет. При этом  я  не  чувствовал, чтобы  Гидаспов как-либо  сдерживал конструктивную критику горбачевской группы  в ЦК.  

Именно конструктивную критику, в которой у ленинградцев продол- жало  иметь  место  много  полезного для возвращения партий- ного  авторитета и

вывода  из кризиса советского общества.
164
Мы  с воодушевлением провожали нашего БВ  в Москву с наболевшими проблемами и напутствиями для участия в ме- роприятиях ЦК,  но  при  

возвращении на  наш  вопрос «Ну, как?»  Борис Вениаминович часто  опускал глаза.  Так  было  и при  возвращении с  XXVIII  съезда  КПСС, когда  я  

встречал своего  руководителя у трапа  самолета в Пулково.
Здесь  следует  сказать о том,  что не только  одни  ленинград- цы  были  «впереди планеты всей»  в критической оценке дея- тельности Центра, в  

отстаивании социалистической состав- ляющей перестройки и  выработке  соответствующих мер  по нормализации социально-экономической

ситуации в стране. Об  этом,  например,  свидетельствует отчет   о  февральском (1990  год)  пленуме ЦК, опубликованный в печати [24].
Пленум рассмотрел вопрос «О проекте платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду партии». Нам  приятно было сознавать, что одной из побудительных

причин создания этого  докумен- та  стала   платформа  действий  ленинградских  коммунистов. Это  был  и  определенный, во  многих отношениях

слабо  вы- веренный ответ  Москвы на тот ноябрьский митинг в Ленин- граде. Проект подвергся серьезной критике участниками пле- нума  за

излишнюю лозунговость, неточность содержавшихся в нем оценок прошлого и особенно настоящего, за эклектизм и отсутствие теоретической ясности.
Посол СССР в Польше В. И. Бровиков, член  ЦК  КПСС, в своем  выступлении отметил, что в платформе ЦК  достаточно дифирамбов в адрес

перестройки, критики далекого прошлого и щедрых  посулов на будущее.  Но зато практически отсутству- ет оценка настоящего, допущенных не когда-то,

а за перестро- ечный период ошибок. Далее  посол  добавил: «…мы-то уже давно расхлебываем  не  суточные щи  вчерашнего  застоя, а кашу,

заваренную сегодня из продуктов перестройки.
…Наша трагедия сегодня в том, что  мы никак не можем отказаться от  единоличной власти в  государстве и  пар- тии. Часто руководили делами по

наитию, некомпетент- но,  недальновидно, заботясь не  о благе Отечества, а  мо- жет  быть, больше о личных амбициях».

165
В этой связи  член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК  Компартии Украины В. А. Ивашко (будущий заместитель Генерального секретаря ЦК),

указал  на необходимость в ны- нешних  условиях вернуться к  ленинской практике коллеги- ального партийного руководства, значительно

интенсифици- ровать  работу  высших органов партии. При  жизни Ленина, подчеркнул он,  в  тот  напряженный период, когда  на  глазах менялись

политическая ситуация, расстановка сил  и партий- ные  съезды   проводились ежегодно, а  в  промежутках  между ними собирались еще  и

партконференции.
На важности обязательного учета Центром мнения первич- ных  партийных организаций акцентировал внимание секре- тарь  парткома  Московского  

государственного университета И. И. Мельников:  «…мы   хотим  видеть  в  ЦК   не  галерею портретов, а  собрание живых  людей,  которые вместе  с

нами переживают, спорят, может быть, ошибаются, но ищут решение самых трудных принципиальных вопросов».
Самокритичным был член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Е. К. Лигачев: «Процесс перехода к  новым хозяйственным отношениям оказался просто

неподготовленным. Не  были созданы системы соответствующих экономических регу- ляторов,  правовой механизм.  К  тому  же  экономические

перемены у нас  толком и не связаны с научно-техническим прогрессом.
…Не  выработав переходных условий новых методов пар- тийной работы в экономической сфере, мы стали легко от- вергать все  прежнее, в том  числе

и то,  что  могло бы еще послужить  делу».  Как   тут  еще   раз   не  вспомнить  мысль А. И. Солженицына: «Государству, если  мы  не жаждем ре-

волюции, неизбежно быть  плавно-преемственным и устой- чивым».
Усилиями Горбачева и Александра Яковлева основные по- ложения проекта платформы ЦК  к XXVIII съезду КПСС были все же реализованы в

постановлении пленума по данному во- просу.  И  это  был  новый зеленый свет  на пути  экспресса под названием «Перестройка», который, после  

очередной горба-

166
чевской «стрелки», направил развитие страны еще  дальше  в сторону от первоначально объявленного направления.
Уже через  месяц, в марте,  собирается очередной, III  съезд народных депутатов СССР, на  котором М. С. Горбачев изби- рается  Президентом СССР и

по инициативе ЦК  принимает- ся  новая редакция статьи  №  6 Конституции страны. Теперь эта  статья  звучала  следующим образом:
«Коммунистическая партия  Советского Союза, другие политические партии, а  также профессиональные, моло- дежные, иные  общественные

организации и массовые дви- жения через   своих представителей,  избранных в  Советы народных депутатов, и в других формах участвуют в вы-

работке политики  Советского государства, в  управлении государственными и общественными  делами» [25].
Вот так в течение одного дня Михаил Сергеевич обеспечил, как  ему, наверное, казалось, основу  для своего  светлого госу- дарственного будущего и

одновременно похерил руководящую роль в стране  партии, которую возглавлял. Тут же пленум ЦК, откликаясь на требования партийных организаций,

в том чис- ле — Ленинградской, принимает решение о приближении сро- ка созыва XXVIII съезда КПСС с сентября на 2 июля 1990 года. Время  

покажет, что  эта  мера  в контексте описанных выше  и будущих политических событий не принесла кардинальных из- менений в действиях Центра, так

или иначе способствовавших дестабилизации обстановки в обществе.

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

fontanka.jpg