Победа под Тихвином – как это было


Уважаемые гости, дорогие коллеги!

Мой доклад на конференции, посвященной участию органов безопасности в Тихвинской  операции 1941 г., имеет своей целью напомнить Вам обстановку на советско-германском театре военных действий в целом и на северо-западе Советского Союза поздней осенью – в декабре 1941 года.
Как известно, к этому времени германские войска успешно выполнили часть задач, поставленных в директиве германского командования по стратегическому сосредоточению и развертыванию.

Войска группы армий «Юг», окружив и уничтожив армии советского Юго-Западного фронта 19 сентября взяли Киев. В октябре  после ожесточенных боев практически в глубоком тылу советскими войсками была оставлена Одесса. Немецкие войска на юге, несмотря на ожесточенное сопротивление сохранивших боеспособность частей РККА, приступили к подготовке к операциям по овладению  Крымом и Донбассом с последующим выходом к Северному Кавказу.

Предпринятое после падения Смоленска контрнаступление силами Брянского, Западного и Резервного фронтов захлебнулось и к 10 сентября перешли к оборонительным боям.  В рамках операции по захвату Москвы  под наименованием  «Тайфун» войсками группы армий «Центр» 6 октября были заняты Брянск и Калачев, 14 октября пал Калинин, к концу октября враг вышел на линию Селижарово – Калинин – Тула – Новосиль. На повестке дня стояла судьба Москвы, уже началась подготовка к эвакуации правительства, военных и хозяйственных учреждений из города.

В директиве верховного командования вермахта № 35 от 6 сентября № 35 войскам группы армий «Север» предписывалось завершить к 15 сентября окружение Ленинграда и высвободить большую часть подвижных войск  и соединения 1 воздушного флота для группы армий «Центр» для участия в операции по взятию советской столицы.

К этому времени советскими войсками была оставлена Прибалтика, Псков, Новгород. К 8 сентября были заняты   Тосно и Мга, а с падением Шлиссельбурга замкнулось окружение Ленинграда. 9 сентября  враг вышел на подступы к городу, выполнив директиву.
Одновременно Юго-восточная и Карельская финские армии к сентябрю вышли и остановили свое продвижение на  линии государственной границы 1939 г . на Карельском перешейке и по  реке Свирь.
Советская группировка войск имела своей задачей не допустить прорыва противника к Ленинграду, удержать коммуникации, связывающие город с остальной страной и прикрыть военно-морские базы.

Войскам противника на северо-западе противостояли силы Северо-западного фронта, созданного 27 августа Ленинградского  фронта, Краснознаменного Балтийского флота и 7-й армии Карельского фронта, действовавшей против финнов.

Существует несколько точек зрения на причины остановки немецких войск в начале сентября 1941 года в преддверии Ленинграда – от объяснения жесткостью сопротивления его защитников, принятого в советской историографии, до отказа Гитлера от штурма города и уличных боев и ослабления группы армий «Север» вследствие  переброски сил на московское направление в этот период. В цели настоящего доклада не входит подробный разбор всех точек зрения на этот вопрос, поэтому нам остается лишь констатировать данный факт.

Тем не менее, германское командование, понимая значимость Ленинграда как военного, военно-морского, промышленного и политического центра, в том числе как места зарождения идеологии, господствовавшей на тот момент в  советском государстве, ставило своей дальнейшей задачей добиться капитуляции города. Замысел, впервые высказанный Гитлером еще 1 октября, состоял в том, чтобы прорвать сопротивление советских войск на реке Волхов и ударом через г. Тихвин к р. Свирь перерезать сухопутные коммуникации, подводящие к Ладожскому озеру, лишить тем самым Ленинград и оборонявшие его войска последней возможности получать помощь по этому озеру и одновременно, соединившись   с Карельской армией, образовать общий фронт в финскими войсками. При достижении поставленных задач сопротивление в городе прекратилось бы автоматически вследствие исчерпания запасов еды и боеприпасов.

Потеря столь значимого в военном и промышленном отношении центра, гибель Балтийского флота и падение  оплота правящей идеологии означала бы крайне серьезную, едва ли  не сопоставимую с падением столицы угрозу военного поражения.
К концу 1941 года только в плену оказалось около 4 млн. командиров и красноармейцев (при численности РККА в мирное время в немногим более 5 млн. человек), руководством государства всерьез рассматривался вопрос о возможности сдачи Москвы, и потеря Ленинграда могла спровоцировать общенациональный политический кризис и  утрату доверия к руководству страны.

Во исполнение замысла германского командования в первой половине октября в полосу группы армий «Север» прибыли 250 испанская дивизия, 2 пехотные дивизии из Франции, 7 авиаполевая дивизия из Греции, прославившаяся десантной операцией по захвату острова Кипр, бригада войск СС. Для наступления на Свирском направлении противник выделил 2 танковые, 4 пехотные и 2 моторизованные дивизии 16 армии.  

В свою очередь для облегчения положения города советское командование решило провести т.н. Синявинскую наступательную операцию по его деблокаде. Ее цель заключалась в том, чтобы встречными ударами 54-й (генерал М.С. Хозин), 55-й армий и Невской оперативной группы уничтожить шлиссельбургско-синявинскую группировку противника и восстановить сухо­путную  связь  Ленинграда  со  страной.

Однако наступление захлебнулось, не успев развернуться. 16 октября, когда подготовка операции Ленинградского фронта не бы­ла еще закончена, немецкая группа армий «Север» развернула наступление на тихвинском направлении. Противник главный удар наносил на Грузино, Будогощь, Тихвин, а вспомогательный — на Малую Вишеру. Ему про­тивостояли пять стрелковых и одна кавалерийская дивизии 4-й и 52-й ар­мий, занимавшие оборону в полосе шириной 130 км, причем оборона 52-й армии была ослаблена отправкой под Москву 5 октября 316 и 312 сд.

Завязались напряжен­ные бои. Имея полуторное превосходство в людях и более чем двукрат­ное в танках и артиллерии, части вермахта к 20 октября прорвали оборону 4-й (генерал В.Ф. Яковлев)   и 52-й (генерал Н.К. Клыков) армий и стали продвигаться в восточном направлении.

Таковы были события, предшествовавшие собственно теме сегодняшней конференции – Тихвинской операции. Последнюю по стоящим задачам можно разделить на, собственно,  2 отдельные операции РККА – тихвинскую оборонительную и тихвинскую наступательную, охватывающие боевые действия между советскими и немецкими войсками в районе Тихвина и Волхова 16 октября — 30 декабря 1941 г.

События этого периода достаточно хорошо изучены, освещены в трудах как  советских, так и иностранных историков на основании обширной источниковой базы – архивных материалов министерства обороны РФ, ФРГ, воспоминаний полководцев различного ранга и рядовых участников.   Названные силы и средства противоборствующих сторон действовали в крайне неблагоприятной и для обороны, и для наступления местности, сплошь покрытой заболоченными лесами и с ноября месяца - глубоким снегом. Она сильно затрудняла, а на некоторых направлениях и исключала маневр, устройство оборонительных рубежей, доставку подкреплений и обуславливала развитие боевых действий по имевшимся дорогам и водным путям. Только к концу декабря, когда промерзли болота, войска получили возможность сойти с дорог и осуществлять обходы.

Итак, 16 октября немцы перешли в наступление, нанося главный удар на Грузино, Будогощь, Тихвин, а вспомогательный - через Селищенский Поселок на Малую Вишеру. Девять немецких дивизий, в том числе две танковые и две моторизованные, перешли в наступление на волховском, тихвинском и маловишерском направлениях. Частью сил планировался удар на Бологое, навстречу группе армий "Центр".

17 октября противник форсировал р. Волхов на фронте 52-й армии в районах Грузино и Селищенского Поселка и создал угрозу тылу 4-й и 54-й армии и Ленфронта в целом. Дивизии 52-й армии, оборонявшиеся на широком фронте по правому берегу р. Волхов, под натиском во много раз превосходящих сил противника были вынуждены оставить свои позиции и отходить в восточном и юго-восточном направлениях. 20 октября оборона 52-й армии оказалась прорванной. Между 4-й и 52-й армиями образовался разрыв. Отсутствие оперативных резервов у командующих 4-й и 52-й армиями не позволило им своевременно закрыть эту брешь. Противник главными силами устремился на Будогощь, Тихвин, а частью сил в северном направлении - на Кириши и в юго-восточном направлении - на Малую Вишеру.

23 октября противник, преодолев сопротивление левофланговых войск 4-й армии, захватил Будогощь. Создалась непосредственная угроза прорыва его к Тихвину. Правофланговым войскам 4-й армии 24 октября удалось временно остановить вражеские части на подступах к г. Кириши. Войска 52-й армии с упорными оборонительными боями отходили в юго-восточном направлении. 22 октября они оставили Большую Вишеру.

В связи с угрозой Тихвину и коммуникациям Ленинградского фронта Ставка Верховного Главнокомандования приняла срочные меры по усилению войск 4-й и 52-й армий. К концу  октября в Тихвин также прибыли из резерва Ставки стрелковая и танковая дивизии. Это была большая жертва для резервов Ставки в период напряженных боев на ближайших подступах к Москве.

Усиливая 4-ю армию войсками из состава Ленинградского фронта, Ставка Верховного Главнокомандования одновременно потребовала продолжать активные действия на синявинском направлении, чтобы сковать силы врага.
Имевшиеся в 4-й армии силы и средства позволяли организовать и провести контрудар с целью отбросить противника за р. Волхов. Однако командующий 4-й армией использовал подходившие резервы нецелесообразно, бросал их в бой по частям, без должной подготовки, организации взаимодействия и обеспечения. В силу указанных причин эти дивизии не смогли продвинуться вперед, причем 60 танковая дивизия потеряла до половины бронетехники, потеряв ее в лесисто-болотистой местности еще до боестолкновений.

29 октября почти без боя части 4-й армии сдают противнику населенные пункты на направлении Грузино, Будогощь и без должного сопротивления отходят на Тихвин, позволяя противнику легко и быстро преодолевать труднодоступные лесисто-болотистую местность на этом направлении.
В первых числах ноября немецкие танки вышли на ближние подступы к Тихвину. Обстановка под Тихвином оказалась исключительно тяжелой, если не сказать критической. Штаб 4-й армии, попав под удар противника, отдельными, не имевшими между собой связи группами, отходил на восток. Управление войсками армии нарушилось, и они неорганизованно отступали. Вражеские самолеты безнаказанно бомбили войска на дорогах.

8 ноября немцы заняли Тихвин и быстро продвигаются на восток. Части  советских дивизий отходили в северном направлении вдоль дороги Тихвин-Лодейное Поле и  проселочными дорогами немного восточнее. Солдаты были морально подавлены. Части 44-й дивизии в тот момент насчитывали всего лишь около 700 человек. Переброшенная в конце октября с Ленинградского фронта по воздуху, она не имела ни артиллерии, ни транспорта и вела бой только стрелковым оружием. Некоторые подразделения во главе с комиссаром дивизии Сурвилло Д. И. во время отступления через Тихвин оторвались от основных сил и теперь отходили на восток в направлении Бол. Двор. 191-я стрелковая дивизия также была сильно ослаблена. В ее стрелковых подразделениях насчитывалось около 1000 солдат, но даже эти немногочисленные силы не представляли чего-либо цельного, действовали отдельными подразделениями.

9 ноября Верховное Главнокомандование возложило командование 4-й армией на генерала армии К. А. Мерецкова, не так давно освобожденного из  заключения, с задачей  ликвидировать противника в районе Тихвина и Будогощи и обеспечить за собой пути железнодорожного подвоза через Тихвин на Волхов.  К этому времени 4-я армия расчленилась на три группы: Волховскую, Тихвинскую и Южную, действовавших самостоятельно и разобщенно.

10 ноября Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: дабы не дать противнику закрепиться в Тихвине, подвергнуть город Тихвин непрерывной авиационной бомбардировки днем и ночью, применяя зажигательные бомбы и патроны.
Обстановка к востоку от Тихвина была примерно такой же, как и севернее его. Немногочисленные подразделения ослабленных частей и соединений медленно отходили, сдерживая напор танков противника. Бои шли в двух километрах восточнее поселка Астрача. Там дрался оставшийся отряд 44-й стрелковой дивизии (в составе 300 человек) под командованием комиссара дивизии Сурвилло Д. И. и 48-й запасный полк, имевший около 1000 человек. В районе станции Бол. Двор находились подразделения 305-го стрелкового полка (около 200 чел.). Вот и все, чем располагала армия для прикрытия направления на Вологду. В пути находилась 65-я стрелковая дивизия и два отдельных танковых батальона. Их прибытие на станцию Бол. Двор ожидалось не ранее, чем через два дня.

Тут же родившийся план удара состоял в том, чтобы совместными усилиями подошедших резервов и подразделений 44-й и 191-й стрелковых дивизий атаковать передовые части 12-й танковой дивизии противника, отбросить их к Тихвину, после чего, обойдя город с запада, оседлать у Лазаревичей тыловые коммуникации тихвинской группировки противника. Главная роль в выполнении этого удара отводилась 46-й танковой бригаде, имевшей опыт ведения боев в условиях лесисто-болотистой местности.

Намеченный удар состоялся рано утром 11 ноября. Подошедшие из 7-й армии 46-я танковая бригада и 1061-й стрелковый полк во взаимодействии с подразделениями 44-й и 191-й стрелковых дивизий с ходу атаковали противостоявшего противника и, отбросив его на 12-13 км, продвинулись к северной окраине Тихвина. Удар оказался для противника совершенно неожиданным. Но вскоре немцы оправились. Подтянув танки и вызвав авиацию, им удалось приостановить наступление наших войск на рубеже Усть-Шомушка, Заболотье. Дальнейшие попытки 46-й танковой бригады и 44-й стрелковой дивизии продолжить наступление не имели успеха.

Хотя удар по 12-й танковой дивизии немцев и не привел к ожидаемым результатам, тем не менее, войскам армии он дал очень многое. Во-первых, была ликвидирована острота нависшей угрозы соединении немецких войск с финскими. Противник, потеряв много танков и откатившись к Тихвину, уже не помышлял о наступлении, а принялся строить вокруг города оборону. Во-вторых, выйдя на рубеж Усть-Шомушка, Заболотье, наши войска в значительной степени улучшили свои позиции. Заняв нависающее полотенце над тыловыми коммуникациями противника, они держали их под угрозой перехвата. И, наконец, в-третьих, этот небольшой успех оказал благотворное влияние на боевой дух армии.

В эти дни части 4 армии, отступающие по берегам Волхова, перешли в подчинение командующего 54 армией и всей т.н. Волховской группы войск ген. Федюнинского.  Состояние этих войск также оставляло желать лучшего,  поэтому в первую очередь следовало привести части, дерущиеся на волховском направлении, в порядок, усилить их пополнение за счет тылов, всевозможных отрядов, подразделений охранных войск, так, из Ленинграда по Ладоге было переброшено  военными кораблями 3000.
Исключительной остротой отличалась обстановка в полосе боевых действий 310-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник Н. М. Замировский. Здесь, у разъезда Зеленец, противник имел наибольший успех. Продвижение вражеских частей в северном и северозападном направлениях от разъезда давало им возможность овладеть Волховом с востока. Однако 310-я стрелковая дивизия сорвала все попытки противника развить наступление в этих направлениях и отбросила его к юго-западу от разъезда Зеленец.

Таким образом, получив отпор на обоих направлениях, немцы вынуждены были перейти к обороне. Для продолжения наступления у них явно не хватало сил. Рассчитывать на скорое получение крупных подкреплений в связи с развернувшимися событиями под Москвой и Ростовом они не могли. В условиях отсутствия достаточных резервов, больших потерь (так, в 8-й немецкой  танковой дивизии к 10 ноября 1941 года насчитывалось только 38 танков и около 30 % штатных транспортных средств), растянутости коммуникаций, в основном проходящих по бездорожью, наконец, наступивших морозов, дальнейшее наступление немецких войск становилось невозможным почти на всех направлениях, хотя и попытки его на направлении главного удара через Тихвина продолжались до середины ноября 1941 года, а у Волхова до декабря 1941 года.

Уже 23 ноября 1941 года немецкое командование определило, что задача соединения с финскими войсками на реке Свирь является задачей на 1942 год.
Однако чтобы усилить блокаду Ленинграда, противник, во что бы то ни стало, старался удержать Тихвин. Освобождение района Тихвина в то время приобретало исключительно важное значение. Оно являлось вопросом жизни Ленинграда и Ленинградского фронта. Это обстоятельство обязывало командование армии принимать меры к скорейшему освобождению железнодорожной линии, связывающей центр страны с Новой Ладогой, откуда по Ладожскому озеру шло снабжение Ленинграда.

Советские войска стойкой обороной измотали ударную группировку врага, растянувшую­ся на фронте до 350 км с необеспеченными флангами Такое оперативное положение противника благоприятствовало переходу советских войск в контрнаступление с целью отбросить ударные соединения группы армий «Север» на исходный рубеж — за реку Волхов, обеспечить бесперебойную работу участка железной дороги, по которой доставлялись грузы к Ла­дожскому озеру для Ленинграда. Важность и срочность задачи диктовали необходимость перехода в контрнаступление на тихвинско-волховском направлении без достаточной подготовки.

В своих мемуарах Маршал Советского Союза К. А. Мерецков, коман­довавший  4-й  отдельной   армией, писал:   «... Тяжелое  положение  в  Ленинграде и настойчивые требования Ставки как можно скорее освободить Тихвин вынуждали к переходу к решительным действиям. Поэтому при­шлось отдать приказ о контрнаступлении до того, как мы получили мате­риальные средства и пополнение».

Задача по плану должна была быть решена путём нанесения ряда ударов по сходящимся направлениям на Кириши и Грузино. Нанесение главного удара возлагалось на 4-ю армию из района Тихвина на Будогощь и Грузино. В ходе удара войска армии должны были решить промежуточную задачу: отрезать войска 39-го моторизованного корпуса в Тихвине. После этого перед армией стояла задача выйти к Волхову и соединиться в районе Киришей с войсками 54-й армии, а в районе Грузино с войсками 52-й армии, таким образом отрезав пути отхода для всех частей противника, находящихся восточнее Волхова. 54-я армия в свою очередь, получила задачу нанести удар по левому флангу группы «Бекман» (организована 20 ноября 1941 года) в направлении Кириши. 52-й армии, во взаимодействии с Новгородской армейской группой Северо-Западного фронта, предписывалось уничтожить противника в районе Малой Вишеры и, выйдя в Волхову, соединиться с 4-й армией, таким образом довершив создание с юга сплошного фронта по реке.

На разных участках войска перешли в контрнаступление неодновре­менно: Новгородская армейская группа — 10 ноября, а 52-я отдельная армия — 12 ноября.
Войска 52-й армии под командованием генерала Н. К. Клыкова 18 ноября в результате хорошо организованных ночных атак прорвали вражескую оборону и 20 ноября овладели Малой Вишерой. 10 ноября развернулись наступательные действия 4-й отдельной армии в районе Тихвина. Вначале наступление развивалось медленно, оно носило харак­тер встречных очень упорных боев. Немецкое командование придавало большое значение удержанию Тихвина, как в целях сохранения позиций для весеннего наступления, так и в целях сохранения контроля над железнодорожной коммуникацией, посредством которой осуществлялось снабжение немецких войск.

Однако собственных сил было явно недостаточно и уже 17 ноября 1941 года оперативный отдел ОКХ запросил финское командование об активизации финских войск, выясняя возможность наступления их с рубежа реки Свирь к Тихвину. Но финны не проявили должной активности, что позволило снять танковую бригаду с позиций на р. Свирь.

По плану операции Северная оперативная группа должна была своим правым, дальним от Тихвина флангом, наступать в южном направлении и перехватить шоссейную и железную дороги Тихвин-Волхов, таким образом отсечь противнику пути отхода в западном направлении. Ей навстречу двигалась оперативная группа ген. Павловича, которая должна была перехватить грунтовую и железную дороги Тихвин-Будогощь и перерезать пути отхода в юго-западном направлении. Таким образом, усилиями этих групп должно было быть создано внутреннее кольцо окружения войск противника в Тихвине. Южная оперативная группа должна была отрезать пути отхода на дальних подступах к Тихвину, на случай, если «если встречный удар Иванова и Павловича не удастся и борьба у западной городской окраины примет затяжной характер».  Восточная оперативная группа, и левый фланг северной оперативной группы атаковали непосредственно Тихвин.

Ни одна из оперативных групп свою задачу не выполнила: 65-я стрелковая дивизия, основная действующая сила Восточной группы, атаковавшая Тихвин сначала с юго-востока, а затем с юга, сумела выйти только в пригороды Тихвина, где была остановлена. Южная оперативная группа вначале имевшая небольшое продвижение на северо-запад в направлении Ситомли также вынуждена была прекратить наступление; оперативная группа Павловича не имела никакого значимого продвижения.

Несколько успешнее действовал правый фланг Северной группы: 44-я стрелковая дивизия сумела путём многочисленных атак взять мощный укреплённый пункт в селе Лазаревичи, однако перерезать железную дорогу ей не удалось, и более того: дивизия вновь была выбита из села. Тем не менее, дорога осталась в зоне действия артиллерии и не могла быть использована как путь отхода и у немецких войск фактически осталась одна коммуникация: грунтовая дорога, идущая из Тихвина на Липную Горку и далее на Будогощь. С 26 ноября 1941 года наступление было возобновлено, по сути с прежними задачами, однако существенного изменения в позициях не произошло.

Успех обозначился лишь в первых числах декабря. Советские войска приступили к перегруппировке и новому планированию наступления. Основные усилия переносились на левый фланг армии: 65-я стрелковая дивизия продолжала наступление на Тихвин, сместив полосу наступления на юг и юго-запад от города. В то же время немецкое командование ещё в конце ноября 1941 года усилило оборону Тихвина свежей, переброшенной из Прибалтики 61-й пехотной дивизией.

Войска армии вновь перешли в наступление 5 декабря 1941 года и сумели достаточно быстро достигнуть успехов. Северная группа очистила в первый же день наступления весь правый берег реки Тихвинка на участке Овино, Лазаревичи (однако форсировать реку сумела только 9 декабря 1941 года). Таким образом войска группы перерезали шоссейную дорогу Тихвин-Волхов. Войска оперативной группы Павловича к исходу первого дня наступления взяли Ново-Андреево и Шибенец, перерезав грунтовую дорогу из Тихвина на Будогощь, и продолжили наступление в сторону Липной Горки.

Восточная оперативная группа, к 8 декабря 1941 года, прорвав укрепления в пригородах, вышли на окраины города. Войска Южной оперативной группы продолжали пробиваться к Ситомле и участку дороги Ситомля — Будогощь (на подступы к дороге вышли 3 декабря 1941 года). Немецкое командование было поставлено перед фактом возможного окружения всех своих войск в Тихвине, и 8 декабря 1941 года генерал-лейтенант Хеннике, командир 61-й пехотной дивизии и одновременно командующий обороной Тихвина, вопреки мнению фюрера, принял решение оставить город.

С 8 декабря 1941 года немецкое командование начало эвакуацию войск из Тихвина, оставив там достаточно много оружия и транспорта (42 орудия, 46 миномётов, 190 пулемётов, 102 грузовика, 27 танков, 10 бронемашин, 2700 винтовок, 110 автоматов, 28 тысяч снарядов, 30 тысяч гранат, 17,5 тысяч мин, 210 тысяч патронов, а также продовольственные склады и базу с горючим.

9 декабря 1941 года 65-я стрелковая дивизия с юга и 191-я стрелковая дивизия с северо-востока, перешли в массированное наступление на Тихвин, в котором в качестве арьергарда остался 151-й пехотный полк 61-й пехотной дивизии и освободили город. В этот же день фельдмаршал Лееб отдал приказ о выравнивании линии фронта, что фактически означало отход к Волхову. С этого момента наступление советских войск свелось к преследованию отступающего противника и боями с арьергардами, а усилия немецкого командования были направлены на удержание коридора к Волхову и плановую эвакуацию. Обеим сторонам мешала погода и состояние коммуникаций.

Вместе с тем, проведение операции не осталось без недостатков, которые имелись как в тактическом плане (фронтальные атаки на опорные пункты противника вместо обходов, плохое взаимодействие родов войск ), так и в оперативном. Задачи советского командования в полном объёме не были осуществлены. При том,  что территория была освобождена, фактически ни в одном месте не удалось осуществить планируемые окружения и уничтожение войск противника, как в части (окружение группировки войск в Тихвине), так и в целом (окружение всех войск противника восточнее Волхова). Немецкое командование, несмотря на немалые потери, в том числе и в военном имуществе, сравнительно организованно сумело отвести войска на восточный берег Волхова, где воссоздало оборону по берегу реки.

Так, 17 декабря 1941 года войска 54-й армии после перехода в наступление соединились с войскам 4-й армии в 20 километрах юго-восточнее города Волхова. В результате этого перед немецким командованием со всей очевидностью обрисовалась перспектива окружения всех немецких войск к северу от Киришей, как по правому, так и по левому берегу Волхова и в связи с этим немецкие войска начали спешный отвод войск вдоль Волхова на юг. На правом берегу Волхова отвод осуществлялся сравнительно планомерно, поскольку у советского командования не было достаточных сил для организации надлежащего преследования; на левом же берегу немецкие войска несли существенные потери.

21 декабря 1941 года была освобождена Будогощь и уже 22 декабря 1941 года передовые части 4-й армии, которой  с 16 декабря командовал сменивший Мерецкова генерал-лейтенант П. А. Иванов, вышли на Волхов между Киришами и Лезно и приступили к его форсированию, что было обусловлено указаниями Ставки ВГК на проведение без остановки широкомасштабной операции, в результате которой был бы освобождён Новгород и вся территория восточнее Ленинграда. В дальнейшем эти планы, с развитием событий, были скорректированы и впоследствии операция получила наименование Любанской.

В последнюю декаду декабря 1941 года войска 4-й армии постепенно выходили к Волхову и приступали к форсированию реки с целью захвата плацдармов, и практически везде безуспешно, в том смысле, что плацдармы если захватывались, то за редкими исключениями, быстро ликвидировались немецкими войсками.
На севере к 26 - 27 декабря 1941 года 54 армия вышла к железной дороге на Кириши. Атаки на Кириши не имели результата и плацдарм в Киришах немецкие войска сохраняли за собой вплоть до осени 1943 года. В том месте, где советским войскам удалось выйти к железной дороге, развязались долгое время не прекращающиеся бои за дорогу и собственно конец Тихвинской операции для 54-й армии был не более чем символическим, поскольку её действия безо всякого перерыва перешли в операцию, позднее получившую название Любанской.

Тихвинская стратегическая наступательная операция, наряду с Донбасско-Ростовской стратегической наступательной операцией стала первыми крупным наступлением советских войск в ходе войны. Если в ходе оборонительной операции была сорвана главная цель - полная блокада Ленинграда и соединение немецких войск с финскими войсками, то в ходе наступательной операции эта цель стала стратегически недостижимой и немецкие войска навсегда утратили инициативу в этом регионе.
К успехам советских войск в ходе операции следует отнести освобождение утерянной территории и населённых пунктов и восстановление железнодорожного сообщения по ветке Тихвин - Волхов.

В результате Тихвинской наступательной операции (вкупе с Тихвинской оборонительной) советские войска нанесли тяжёлый урон 8 дивизиям противника  (в том числе 2 танковым и 2 моторизованным). Так, например 18-я моторизованная дивизия, насчитывающая в составе к началу наступления на Тихвин около 10 000 человек, к моменту её отступления за Волхов, насчитывает только 741 человек. Кроме того, немецкое командование было вынуждено перебросить на тихвинское направление 5 дивизий с других фронтов.

Потери Крас­ной Армии в Тихвинской операции составили около 90 тыс. чел. (из них 49,5 тыс. пришлось на Тихвинскую наступательную операцию).
Советское командование приобрело боевой опыт, который выразился как в тактике ведения боевых действий в лесисто-болотистой месности, так и в организационных мероприятиях, так в частности был сделан вывод о необходимости восстановить корпусное звено управления войсками. Повысился моральный дух советского народа (в частности жителей блокадного Ленинграда) и личного состава войск; соответственно упал моральный дух немецких войск и их союзников.

Немцам не удалось осуществить полную блокаду Ленинграда, соединиться со своими союзниками — финнами, а также перебросить с Северного фронта части для сдерживания советского на­ступления под Москвой. Неудача немцев под Тихвином имела и важное международное значение. После нее власти Финляндии впервые серьезно усомнились в возможностях своей союзницы Германии и заняли выжидательную позицию на Восточном фронте.

 

e-max.it, posizionamento sui motori

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

zimny_kanavka.jpg