А. Ф. Стародубцев : ОБЕСПЕЧЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕМ НКВД ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДИВЕРСИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ в РЕШЕНИИ ЗАДАЧИ ПОЛНОГО СНЯТИЯ БЛОКАДЫ (ОПЕРАЦИЯ «НЕВА», с 12 января по 1 марта 1944 года)

Замысел военного командования Ленинградского и Волховского фронтов по Ленинградско–Новгородской операции (кодовое название «Нева») предусматривал в результате совместного удара разгром фланговых группировок 18 немецкой армии и выход обоих фронтов к реке Луге. Там намечался разгром основных сил 18 немецкой армии, что обеспечивало полное снятие блокады Ленинграда и одновременно создавало предпосылки для наступления на Прибалтику. Предложения обоих фронтов были представлены Ставке Верховного главнокомандующего 9 и 14 сентября 1943г. и в последующем утверждены.

В конечном итоге операция «была проведена войсками Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов, частями Краснознаменного Балтийского флота во взаимодействии с авиацией дальнего действия и активном участии партизан Ленинградской области в период с 12 января по 1 марта 1944 года». (Г.А. Шагин. «Битва за Ленинград: «Крупные операции, «Белые пятна», потери, стр. 228).

В материалах партизанского фонда архива Ленинградского Управления ФСБ России не содержится ссылок на выработку специальных мер поддержки Управлением НКВД ЛО операции «Нева». Вместе с тем, уже в первых числах сентября 1943 года 4-ый отдел Управления создает на оккупированной территории области в 3-х стратегически важных зонах 3 оперативные базы, которые, на первый взгляд, смотрятся как новые тактические формирования в решении задачи проведения специальных мероприятий в тылу противника. На самом деле суть их состояла в том, чтобы заблаговременно обеспечить подготовку и развитие наступательной Ленинградско – Новгородской операции.

О том, что оперативные базы готовились под Ленинградско – Новгородскую операцию, свидетельствуют следующие обстоятельства:

1) совпадение сроков представления командованием Ленинградского (9-го сентября) и Волховского (14 сентября) фронтов предложений в Ставку и вывода в тыл противника 3-х оперативных баз (1-3, 3 и 14 сентября). Совершенно очевидно, что как предложения, так и идеология баз начали разрабатываться задолго до их показа в готовом виде;
2) по замыслу командования Ленинградского и Волховского фронтов операция должна была начаться с разгрома флангов 18 немецкой армии, то есть с Кингисеппского и Новгородского направлений, и завершиться окружением ее и разгромом в районе Луги. Сопоставление мест десантирования и развертывания баз (1 – 3 сентября в районе Пскова, 3 сентября у Кингисеппа и 14 сентября в Солецком районе) с направлениями ударов по 18 немецкой армии убеждает в том, что руководство Управления планы по задачам баз, их структурном построении и численности задействованных оперативных работников, радистов, разведчиков, бойцов и их командиров увязывало с замыслом Ленинградско – Новгородской операции.

Принципиальной особенностью оперативных баз должны были стать следующие основные требования: обособленность от партизанских бригад, располагать собственной материально-технической базой, иметь свои основные и запасные места базирования, удаленные от вынужденных маршрутов перемещений бригад, которым постоянно приходилось уходить от карателей.

Перед тем, как принять решение, где расположить оперативные базы, руководство 4-го отдела провело обстоятельное изучение обстановки в зонах, которые априори являли собой стратегически важные направления разведывательной и диверсионной деятельности Управления, увязанные с планами ЛШПД, командования Краснознаменного Балтийского флота, Ленинградского и Волховского фронтов.

Места расположения основных и запасных баз должны были быть, во-первых, труднодоступными и безопасными, во-вторых, находиться в наибольшей близости к важнейшим коммуникациям, используемым противником в своих стратегических целях.
Для отработки оптимального решения этой задачи в первой половине 1943 года в намечавшиеся зоны разведывательных и боевых действий баз было заброшено значительное количество разведывательно-диверсионных групп. Среди них: в Псковском направлении – 8 групп, в Кингисеппском направлении - 4 группы, в Новгородское направление -12 групп.
Именно по этим направлениям немецкое командование осуществляло основные перевозки воинских частей и техники для усиления боеготовности и боеспособности своих 18-й и 16-й армий.

Для организации 1-й оперативной базы, действовавшей в немецком тылу с сентября 1943-го по март 1944-го года, в район Пскова — Гдова - Дно были самолетами доставлены 10 оперативных работников 4-го отдела, 10 радистов 2-го спецотдела и сформированный отряд боевиков численностью в 130 человек, возглавляемый опытным командиром.

Весь оперативный состав с приданными ему радистами и необходимым количеством бойцов был рассредоточен на максимально большой территории Псковского, Гдовского и Порховского районов с тем, чтобы по возможности расширить зону агентурной, разведывательной и диверсионной деятельности базы. Специально сформированные группы с подключением большого числа агентов из числа местного населения проводили круглосуточный контроль за передвижением немецких воинских частей и грузов по железным и шоссейным дорогам Луга - Псков, Псков - Гдов, Сланцы - Веймарн. По результатам разведывательной работы оперативная база передала в Ленинградское Управление 233 радиограммы с данными о противнике, которые по назначению были использованы командованием Ленинградского и Волховского фронтов.

С помощью агентуры, путем опросов перебежчиков, допросов «языков» были установлены места дислокации 22 штабов и немецких войсковых частей, 40 строящихся линий обороны и узлов сопротивления, 66 гарнизонов, 17 баз горючего и автопарков, 42 складов боеприпасов и продовольствия.
Были получены и сообщены в Ленинград сведения об укреплениях по западному берегу Чудского и Псковского озер, которые являлись участками возведенного немцами оборонительного рубежа «Пантера», что в конечном итоге, в совокупности с ранее поступившими данными, дало возможность 4-му отделу составить цельную картину этой немецкой системы обороны и предоставить информацию командованию обоих фронтов.

В последующем сотрудники оперативной базы, встретившись с командирами наступавших частей Красной Армии, передали им подробные схемы укреплений Псковского и Нарвского узлов, оборонительных сооружений в Луге, Гдове, Плюссе и данные о численности находящихся там немецких частей.

В результате диверсионной работы, проведенной накануне операции «Нева», пущено под откос 13 эшелонов с живой силой и техникой противника, при этом уничтожено 152 вагона, подорвано 10 железнодорожных мостов, уничтожено 119 немецких военнослужащих, в том числе 7 офицеров.

С использованием агентуры проводились мероприятия по разложению карательных подразделений, в результате чего два гарнизона 207-й дивизии общей численностью в 179 человек, состоявшие из добровольцев РОА, перешли на сторону партизан.
Личный состав оперативной базы успешно справился с поставленными задачами и, действуя в Псковском районе, внес значительный вклад в изгнание немцев с территории Ленинградской области.

При создании 2-ой оперативной базы Ленинградским Управлением НКВД учитывалось, что к 1943 году оккупированные немцами Кингисеппский и Ораниенбаумский районы Ленинградской области являлись для противника исключительно важными в стратегическом плане направлениями, которые связывали по железной дороге Нарва – Гатчина и по побережью Финского залива тылы немецкой армии с фронтом. Немецкие морские базы, расположенные по берегу Финского залива, также приобретали существенное значение для удержания ими захваченного плацдарма. Задачей 2-й оперативной базы было путем проведения диверсий выводить из строя коммуникации противника, что дестабилизировало бы ситуацию в немецком тылу и облегчило бы проведение наступательных операций наших войск.

Кроме этого, для командования КБФ было важно своевременно получать информацию о перемещениях немецких войск в районе побережья Финского залива - для планирования боевых действий. С этой целью 3 сентября 1943 г. в район Кингисеппа была выброшена радиофицированная группа, состоявшая только из двух человек: командира и радиста, с задачей за счет местных резервов развернуть разведывательно – диверсионную деятельность.

За месяц им удалось создать агентурный аппарат из 28 агентов, приобретенных из местных жителей, и от них стала поступать разведывательная информация разной степени важности. Наиболее ценная по рации передавалась в 4-й отдел.

Командиру группы с помощью агентуры удалось склонить к побегу из Котельского лагеря 27 советских военнопленных. Из их числа были выделены командиры с подчинением им четырех разведывательно-диверсионных групп, которые приступили к практической работе. К концу октября численность отряда достигла 100-а человек.
Для активизации деятельности отряда 3 ноября 1943 г. 4-м отделом в расположение базы была выброшена оперативная группа из 2- х сотрудников Управления. Один из них был специалистом по взрывному делу, второй - радистом. С ними был также радист разведывательного отдела КБФ для оперативной передачи информации.

Созданные и расставленные разведывательно-диверсионные группы имели привязку к конкретному объекту и конкретным участкам коммуникаций.

Важная роль отводилась обучению командиров разведывательно-диверсионных групп подрывному делу. Были организованы краткосрочные курсы по их подготовке. Одна из таких групп вскоре была испытана в деле. В результате нападения на немецкие легковые автомашины на Кингисеппском шоссе бойцы захватили у уничтоженных офицеров ценные разведывательные документы и оружие.

С учетом значимости Кингисеппского района и побережья Финского залива в оперативных планах командования Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота 4-й отдел Управления продолжал укреплять оперативную группу. Для этого 10 ноября 1944 г. в район ее расположения были десантированы два оперработника. Один их них возглавил базу, второй вел контрразведывательную работу по личному составу и местным жителям. С их прибытием завершилось формирование базы.

Такая, на первый взгляд простая схема организации работы позволила добиться существенных результатов по всем направлениям деятельности базы. За непродолжительное время ее сотрудники завербовали 76 агентов из числа местных жителей и служащих немецких гражданских органов управления. С их помощью, а также проводя разведку, удалось изучить оборону противника по берегу Финского залива, получить данные о местах концентрации живой силы, об артиллерийских батареях, других огневых точках, об оборонных сооружениях. Были выявлены штабы немецких воинских частей, подготовленная немцами линия обороны по реке Нарве, взята под постоянное наблюдение железная дорога Нарва – Ленинград.

С использованием агентуры на побережье Финского залива были созданы пункты физической связи с разведотделом КБФ и 4-м отделом Управления. 1 декабря 1943 г. одна из групп в ходе операции захватила немецкого офицера и переводчика Ручьевской комендатуры, которых доставили в один из таких пунктов на побережье Финского залива и на катере, вызванном по рации, отправили в Ленинград.

О достаточно высокой эффективности диверсионной работы базы свидетельствуют мероприятия, проведенные на железной дороге между Котлами и Веймарном накануне операции «Нева»:
- 2 декабря 1943 г. в районе деревни Керстово спущен под откос паровоз, следовавший без вагонов;
- 4 декабря 1943 г. на железной дороге у деревни Ранолово взорван паровоз с двумя вагонами;
- 20 декабря 1943 г. подорван воинский эшелон, в результате чего был выведен из строя паровоз и 19 вагонов;
- 2 января 1944 г. взорвано железнодорожное полотно и уничтожены паровоз и несколько вагонов с живой силой и техникой противника;
- 10 января 1944 г. подорван поезд, спущены под откос паровоз и 6 платформ.

Немецкое тыловое командование бросило для подавления базы карательный отряд численностью в 300 человек. Из 4-го отдела поступило указание: «Активных действий не вести. Работать только для сохранения базы и разведки».
Последним заключительным аккордом, подведшим итог славной деятельности базы, явилось выполнение задания о скрытной проводке батальона 48-й отдельной морской бригады к Усть-Луге. Внезапный удар моряков с тыла ускорил освобождение Кингисеппского района, и с ним закончилась в середине февраля деятельность оперативной базы.

Началом создания 3-й оперативной базы явилось десантирование в Солецком районе в ночь на 14 сентября 1943 г. с самолета «Дуглас» радиофицированной разведывательно-диверсионной группы «Расплата» в составе 9 человек. Имело место потеря: из –за нераскрытия парашюта погиб заместитель командира.

Что касается разведки немецких объектов и проведения диверсий на них, то руководитель группы имел в своем распоряжении неплохих исполнителей — его бойцы прошли разностороннюю подготовку в спецшколе. О хорошем уровне их подготовленности свидетельствовали уже первые выходы на немецкие коммуникации.

Так, в ночь на 19 октября 1943 г. было совершено две диверсии:
- подорван эшелон на участке железной дороги Морино - Дно, в результате были разбиты паровоз, 9 вагонов с находившимися в них немецкими солдатами (более 400 человек), один вагон с 50 офицерами, 20 платформ с 30 автомашинами. Железнодорожное движение было остановлено на 36 часов;

- подорван эшелон на участке железной дороги Сольцы – Дно, были разбиты паровоз, 19 вагонов с солдатами, 3 вагона с офицерами, 16 платформ с танками и автомашинами, 9 платформ со строительными материалами.
В связи с проведенными мероприятиями 20 октября 4-й отдел направил группе радиограмму, поздравляя с успешным началом боевых действий.

5 ноября руководство 4-го отдела направило в группу оперработника для организации контрразведывательной работы и радиста.
С прибытием чекистского пополнения завершилось создание оперативной базы, и зона ее действий распространилась на Солецкий, Дновский, Шимский, Волотовский районы.
К середине декабря 1943 года в составе базы находились уже 216 человек, в том числе 102 бойца из числа военнопленных, бежавших из немецких лагерей, 64 перебежчика из РОА и 40 местных жителей. В связи с перегруженностью базы личным составом, 120 человек из поступившего пополнения после проверки были переданы в 5-ю партизанскую бригаду.

В связи с численным увеличением агентурного аппарата и необходимостью улучшения его управляемости были созданы две резидентуры, результаты работы которых говорят сами за себя.

Одна из них использовались в сборе разведывательных данных о перевозках военных грузов по железнодорожной линии Дно – Сольцы. Вторая контролировала военные перевозки по железной дороге Дно – Старая Русса. Это позволило значительно увеличить поступление разведывательной информации. Обе резидентуры также самостоятельно проводили диверсии. Они уничтожили 4 моста на линии Волот – Сольцы и вырезали 1 километр телефонно-телеграфного кабеля, связывающего немецкий штаб, расположенный в городе Сольцы, с фронтом в Старой Руссе, произвели взрыв в диспетчерской железнодорожной станции Морино.

В целом за время существования оперативной базы (с сентября 1943-го по февраль 1944 года) совершено 26 диверсий на железных дорогах, в результате которых разбито и уничтожено 16 паровозов, 154 вагона и платформы с живой силой и техникой, взорвано 5 мостов, подорвано 244 метра железнодорожного полотна, срезано более 1,5 километров телефонно-телеграфной связи, уничтожено 4 автомашины, взорвана диспетчерская на станции Морино, сожжено более 200 тонн сена, заготовленного немцами для отправки в Германию. Был найден, отремонтирован и отправлен в советский тыл самолет, совершивший вынужденную посадку.

После освобождения района частями Красной Армии, в соответствии с приказом от 27 февраля 1944 г., база была расформирована. При этом воинским частям передано 123 человека личного состава, 6 ручных пулеметов, 1 миномет, 109 автоматов и винтовок, 6 пистолетов, 20 тысяч патронов, 8 лошадей, 850 кг продовольствия. Кроме того, в сельские советы Солецкого района передано 30 лошадей с упряжью, 3474 килограмма ржаной муки, ячменя и ржи (все передавалось по акту).

Опергруппа с 46 бойцами возвратились в Ленинград. Командир базы Щербаков в июле 1944 года был направлен к месту дислоцирования 4-й оперативной базы - в район озера Лубану, в Латвию.

Важным инструментом в реализации задачи дестабилизации немецкого тыла продолжали оставаться оперативные группы при партизанских бригадах, число которых на период разработки военным командованием операции «Нева» возросло до 13-ти. Заслуга оперативных групп состоит в том, что они принимали самое активное участие в проведении партизанами августовско – сентябрьских 1943-го года операциях «рельсовая война» и «концерт», в результате которых была дезорганизована работа немецкого железнодорожного транспорта и нарушено путем уничтожения 2100 километров линий телефонно – телеграфной связи управление немецким командованием боевыми действиями своих войск.

12 января 1944 года начальнику Ленинградского штаба партизанского движения М.Н. Никитину поступила директива, подписанная начальником штаба Ленинградского фронта генерал – лейтенантом Гусевым и начальником оперативного отдела штаба генерал – майором Гвоздковым. Директива гласила, что «оперативная обстановка на Ленинградском фронте требует принятия срочных мер по повышению активности в боевой и разведывательной деятельности партизан.

В дополнение к задачам, поставленным перед Ленинградским штабом партизанского движения от 28.12.43 г., на вторую половину января Военный Совет фронта ставит следующие задачи:
1). Воспретить оперативные перевозки противника по железной дороге Луга – Красногвардейск, Красногвардейск – Нарва, Гдов – Кингисепп.
2). Прервать проводимую работу связи противника путем систематической порчи проводов, подрыва телефонных столбов вдоль железных и шоссейных дорог Нарва – Волосово, Гдов – Веймарн, Луга – Сиверская, Оредеж – Вырица, Кипень – Бегуницы – Кингисепп.
3). План выполнения поставленных задач представить 13.01.44 г.».

Сопоставление диспозиций оперативных баз 4-го отдела и участков диверсий, определенных командованием фронтов для партизан, указывает на их разграничение во избежание неразберихи и возможных накладок при их планировании и проведении.

Вместе с тем, дата издания директивы партизанам в день начала операции, отработка 4-ым отделом письменных заданий о деятельности баз без увязки с намечавшейся операцией свидетельствует о том, что штабом командования, Особыми отделами обоих фронтов, Управлением НКВД ЛО принимались меры по перекрытию каналов утечки информации о готовившейся операции, обеспечению скрытности и секретности ее проведения. Особое место в ряду этих мер занимала радиоконтрразведывательная служба Управления, осуществлявшая радиоперехват сеансов агентуры противника.
Рассмотренная тема изложена в книге «Дважды невидимый фронт». Однако автор не сделал акцент на то, что базы при всей их положительной значимости в целом делались, прежде всего, под операцию «Нева». По изложенному вопросу автор сделал сообщение на научно – практической конференции, которая состоялась 24 февраля 2011 года в музее обороны и блокады Ленинграда.

Полковник в отставке
А.Ф. Стародубцев
« 5 » марта 2011

e-max.it, posizionamento sui motori

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

petropavlovka.jpg