Р
абота в Ленинграде

 

После 10 лет службы в Горьком, наконец, осуществилась моя давняя мечта о переводе в УМГБ по Ленинградской области. Был наслышан о героических творческих делах ленинградских чекистов в годы блокады и в мирное время не столько из официальных источников, сколько от Л.Н. Климова, бывшего заместителя начальника второго отдела, переведенного по службе к нам, в Горький.
Подполковник Л.Н. Климов мне запомнился как один из ярких представителей работников-агентуристов, имеющих опыт проведения острых по замыслу и дерзких по исполнению наступательных комбинаций. С ним я участвовал не раз в этих мероприятиях, включая и командировки вместе с моими сотрудниками ОТО в районах области.

В то время я возглавлял самостоятельное оперативно-техническое отделение, которое накопило немалый опыт работы в городских условиях, правда, и немало «обжигалось» на этом не изученном ранее тернистом пути.
И все же приобретенный опыт технического проникновения в местах проживания (в основном) объектов оперативной заинтересованности позволял нам решать ставящиеся оперативными подразделениями задачи.
Проводился постоянно поиск новых подходов к изменению устоявшейся консервативной тактики применения оперативно-технических средств на основе использования беспроводных средств связи.

Здесь в частности, большую роль сыграло новаторство сотрудника М.В.Шумилина.
Была изменена также тактика предварительной рекогносцировки предполагаемого в ближайшем будущем объекта применения техники (негласный осмотр, фотографирование с помощью камуфляжей и др.). Эту тактику в совершенстве разработал и осуществил И.В. Табаков.


На фотоснимке - почти все те, кто первыми создавал и совершенствовал нашу скромную, но действенную оперативно- техническую базу:
Сотрудники КГБ

Упоминавшийся выше Л.Н. Климов умер в Горьком, в 1949 году.
Конечно, большую роль в моем становлении как руководителя сыграл начальник нашего управления генерал-лейтенант П.Н. Кубаткин.
Именно он руководил ленинградским управлением НКВД-МГБ в период блокады, а после войны возглавлял Первое Главное Управление.
Общение с руководителем столь высокого ранга во многом помогло мне в дальнейшем.
В 1949-50 г.г. П.Н. Кубаткин был арестован в связи с так называемым ленинградским делом. Посмертно реабилитирован.

Я храню благодарную память об этих ленинградцах. В городе на Неве я прослужил более 35 лет, из них почти четверть века в Большом доме. Руководил оперативно-техническим отделом 12 лет, был в заграничных командировках (Польша и Венгрия). Последняя из них длилась более 2 лет.
Ранее я посвятил несколько строк в своих воспоминаниях красотам памятного мне города на Волге, где жил и работал 15 лет.

Что же теперь сказать о великом городе на невских берегах, где живу более полувека, считаю себя ленинградцем-петербуржцем? Невозможно описать свои чувства привязанности, преданности всему тому, что гордо именуется Ленинград-Петербург, и всем тем, кто жил и живет в городе Петра. Поэтому позволю себе в нескольких строках выразить свои еще юношеские оценки, когда впервые в 1938 году я приехал с группой спортсменов Горьковского Радиотехникума на всесоюзные легкоатлетические соревнования спортобщества «Электрик». Надо ли упоминать, что, приехав в Ленинград, мы были ошеломлены. Просторные проспекты, отходящие четкими лучами веерообразно от Адмиралтейства, закованная в гранит Нева, мосты, висящие над ней, каналы, Летний сад, Медный всадник, Исаакий Златоглавый, белые ночи …
А пригороды ... Мы побывали, правда, только в Петергофе, но этого было достаточно, чтобы оказаться в сказке. Но главное, что более всего поразило и запомнилось навсегда - это люди, ленинградцы: и стар, и млад. Как они были предупредительно вежливы, радушны по отношению к нам - провинциалам. Как внимательно слушали наши вопросы о маршрутах передвижения и, надо было это видеть, как отвечали, как показывали, как сопровождали!

Да, недаром в довоенное время, да и после, слово «ленинградец» вызывало уважение в стране, где бы вы ни находились. Впрочем, про Ленинград некоторые говорят, «что климат здесь не тот». А вот популярный питерский бард утверждает: «мне нужна твоя сырость». Именно в связи с этим утверждением хочется закончить мое небольшое отступление от главной темы записок следующим эпизодом.
В январе 1951 г. я впервые переступил порог Большого дома. Погода, как мне помнится, по моим горьковским меркам была ужасная: падал мокрый снег с дождем, сгущались черные лохматые тучи, дул пронизывающий ветер с залива, над городом висела мгла.
И это в январе, когда в средней полосе России трескучие морозы!

Помню, ожидая приема у Заместителя Начальника Управления по кадрам, я спросил у секретаря об ужасной погоде.
И он совершенно серьезно ответил, что к этому они все давно привыкли и что (меня это больше всего поразило) такая погода им нравится (?!).
Я подумал даже тогда, что здоров ли вообще мой собеседник. Но ... Прошли годы, и теперь сырая погода мне, пожалуй, тоже не чужда.

Но довольно об этом, нас ждут большие, яркие события, дела на фронте «технического проникновения к противнику». Забегая вперед, скажу, что коллектив меня хорошо принял, а время было очень непростое: шла очередная кадровая чистка после так называемого "ленинградского дела", и многие сотрудники Управления, включительно до среднего звена, покидали родные пенаты.
Конечно, рассказ о коллективе прославленного отдела питерских сотрудников, проявивших себя с лучшей стороны в довоенный период и особенно в блокаду, требует отдельного большого разговора. Частично этот пробел устранился с появлением моего пособия об истории подразделения, написанного в 80-е годы.
Однако и здесь, как я уверен, необходимо кратко хотя бы сказать несколько слов о некоторых сотрудниках того времени.

Прежде всего – это бессменный руководитель отдела во время войны полковник Н.А. Краюшкин.

Полковник Краюшкин Н.А.Н.А.Краюшкин

Более 50-ти лет прошло со дня его смерти, а имя его до сих пор наслуху, многие из старых сотрудников- однополчан обязаны ему сохранением жизни в период блокады.
В далекие довоенные годы было характерным наличие «пролетарского» происхождения руководителей.
Точно так же было и у Н.А.Краюшкина.
Он из бедной крестьянской семьи, в которой было 7 детей и больной туберкулезный отец.
После смерти отца мать, обремененная голодными ртами, продала буквально за гроши на 3 года, как писал об этом впоследствии сам автор биографии –
«меня в ученики в бригаду маляров, где я занимался главным образом тем, что бегал за водкой старшим и получал подзатыльники».

Три года длилось это невыносимо тяжкое полуголодное существование, постепенно редели ряды обучаемых, которые просто не выдерживали этой детской каторги и бежали домой.
«… Мне же,- как писал потом Николай Александрович, - бежать было некуда и я вытерпел все». Полковник Н.А.Краюшкин успешно до войны закончил учебу в Промакадемии, неоднократно поощрялся руководством Управления и командованием Ленфронта за выполнение специальных заданий, включая подготовку радистов для партизан Северо-Запада.

Б.Ф. ГукБ.Ф. Гук

Заместитель начальника отдела (на правах главного инженера) Б.Ф.Гук трагически погиб в начале войны во время инспекционного полета на «У-2» в районах дислокации радиостанций отдела. Самолет был сбит над Ладогой.

Теперь нам известны имена всех сотрудников Отдела, которые начинали свой трудный служебный путь с неизведанными еще «подводными рифами и мелями» в Опероде, в широко известном теперь здании на ул.Гороховой-2.
Все это были люди с трудовыми биографиями радистов- слухачей, слесарей, механиков, столяров и пр.
Не обладая техническим образованием и навыками только что родившейся новой науки «Радио», они восполняли эти пробелы за счет сомоотверженного труда, творческой инициативы, настойчивости и максимального самоограничения своих личных потребностей.

Мы – их последователи, сменившие их в то далекое время можем по праву гордиться своими наставниками, первыми вступившими на трудную оперативно-техническую колею жизни и службы, изобилующую неожиданными техническими «сюрпризами» в области конспирации.
Вот некоторые из этих людей, заложивших основы одной из крупнейших в России спецслужб:

М.Н. Пименов
М.Н.Пименов


Д.М. Быков
Д. М.Быков


М.И. Брянский
М.И.Брянский



И.Ф.Войтенко



Г.К.Андронов

Позднее, в 30-40 -е годы появились другие , принявшие эстафету: И.П. Коровкин, О. Васильев, А.Лебедев, А.А.Яковлев, Л.С.Быков и др.

Особо следует упомянуть о некоторых сотрудницах старшего поколения, высокопрофессиональных переводчиках.

ПрокофьеваЕ.П.Прокофьева

Среди них : Е.П.Прокофьева, «смолянка», работала еще в ВЧК с мужем, бывшим царским генералом, перешедшим на сторону большевиков после революции.
Е.П.Прокофьева в совершенстве владела 9-ю европейскими языками и эсперанто. За выпонение особо ответственного задания Наркома Внутренних дел СССР награждена золотым часами










Н.Ц. Улезко


Н.Ц.Улезко, «смолянка», незаконнорожденная дочь царского офицера. Владела в совершенстве 3-мя иностранными языками.

Н.Ц. Улезко

 

 

 

 

 

Кузьмина

В 30-е годы в подразделения пришло много молодежи. Среди них – бессменный руководитель молодежных организаций, активный общественник, прекрасный товарищ, стенограф по профессии – Кузьмина Глафира Павловна.

Г.П. Кузьмина


70-80 годы

Одно из подразделений Отдела


Время моей службы в Ленинграде шло быстро и, казалось, что стремительный его бег все более ускоряется. Тем более что весь этот период начала 50-х годов был насыщен значительными событиями.
К их числу относится судебный процесс над группой сотрудников МГБ во главе с бывшим министром Абакумовым.

Государственное обвинение возглавлял Генеральный прокурор СССР Р. Руденко, участник суда в Нюрнберге над главными военными преступниками фашистской Германии. Было весьма символично, что этот судебный процесс проходил в одном из помещений Дома офицеров на Литейном проспекте. Именно в этом же зале, в этом здании проходил суд в 1949 году над партийными и советскими руководителями Ленинграда и другими известными членами правительства.

В соответствии с решением руководства мне было поручено организовать трансляцию судебного процесса:в Смольный, в кабинет секретаря Обкома партии Ф.Р. Козлова, и к начальнику Управления КГБ С.С. Бельченко в Большой дом . Выполнение этой задачи позволило ознакомиться с некоторыми материалами суда, приобщиться к неизвестным ранее фактам большого государственного значения.

Другими значимыми событиями явились начало учебы в Высшей школе КГБ (закончил ее в 1959 году). Далее, конечно, двухгодичная командировка в Венгрию (1956-1958 г.г.), где был советником по оперативной технике в МВД ВНР.
В 1975 году в соответствии с моей просьбой был переведен по службе в спецшколу №401 (теперь это институт по подготовке и переподготовке кадров ФСК Российской федерации) на должность начальника цикла основ контрразведывательной работы. После повышения статуса школы (высшие курсы КГБ СССР) работал старшим преподавателем кафедры. Вышел в отставку в 1981 году.

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

petropavlovka.jpg