Шпалерная улицаЗа время своего существования Шпалерная улица имела несколько названий. Первоначально она называлась Первой, или Каменной линией. Так её называли по находившимся там каменным дворцам и домам высокопоставленных лиц. К 1725 году Первую линию переименовали в Первую Береговую улицу (как первую от левого берега Невы). В середине 18в. улица получила новое название - Воскресенская, так как она шла к строящемуся Смольному Воскресенскому монастырю. В 1730 году, когда улица именовалась ещё Первой Береговой, сюда из Екатерингофа была переведена Шпалерная мануфактура. Находилась она на месте нынешнего дома № 27, а позднее к ней добавился дом на противоположной стороне улицы (Шпалерная, 28).


В 1859 году, в связи с тем, что на улице более ста лет находилась Шпалерная мануфактура, Воскресенскую улицу, на участке между Гагаринской и Кавалергардской улицами, переименовали в Шпалерную. В 1887г. это название распространили на всю магистраль, то есть в Шпалерную улицу, как её продолжение вошла и Екатерининская улица, которая доходила до Екатерининской площади, нынешней площади Растрелли.

В 1918 году улицу переименовали в честь рабочего-большевика И. Воинова, который был убит здесь юнкерами в один из июльских дней 1917 года, когда он распространял газету "Листок "Правды".
Старинное название - Шпалерная - улице было возвращено в 1991 году.

Брюссельские шпалеры 16в.Брюссельские шпалеры третьей четверти XVI века "Иоанн Креститель" и "Встреча Исава и Иакова" в коллекции ГМИИ им. А.С. Пушкина

Шпалеры (нем. Spalier, от итал. spalliera) - это стенные безворсовые ковры с сюжетными и орнаментальными композициями, вытканные ручным способом в технике т. н. репсового уточного переплетения. Рисунок создаётся цветными нитями утка (шерсть, шёлк, иногда металлические. золотые и серебряные нити), плотно закрывающими неокрашенную основу (шерсть, лён) и образующими характерную для шпалеры рубчатую фактуру.

Производство шпалер возникло в Западной Европе в 12—13 вв. В Россию их привозили со второй половины 17в. в качестве посольских даров. Привозные шпалеры, как признак необычайной роскоши, были очень дороги.

Императорская шпалерная мануфактура была основана в Петербурге  в эпоху проводимых Петром I реформ, широко затронувших все стороны русской жизни. Ее создание положило начало новому для страны художественному производству, призванному обеспечить новостроящиеся дворцы шпалерами и коврами для убранства их интерьеров. Проблема обеспечения мануфактуры квалифицированными специалистами была решена традиционным для тех лет путем - приглашением иностранных мастеров. В 1716 году в Париже были заключены контракты сроком на пять лет с опытными ткачами всемирно известной Королевской гобеленовой мануфактуры, которые прибыли в Петербург вскоре, в 1717 году. Особое внимание в тех контрактах уделялось обучению мастерству шпалерного дела русских ткачей. Однако лишь один из французских специалистов - Филипп Бегагль-сын сыграл большую роль в развитии шпалерного искусства в России. И уже в 1720-е годы первыми русскими учениками был выполнен ряд работ.

Шпалера "Полтавская баталия"Эрмитаж владеет одной из самых ранних шпалер, созданных на Петербургской мануфактуре, - "Полтавская баталия".

Еще будучи в Париже в 1717 году, Петр I заказал французскому художнику Депи Мартену Младшему эскизы с изображением эпизодов Северной войны. Работа затянулась, поэтому Петр I приказал русским мастерам выткать шпалеру с изображением Полтавской битвы. Гобелен был выткан по эскизу придворного живописца Л. Каранакка французским мастером Филиппом Бегаглем и его учеником Иваном Кобылякой. Закончена шпалера была в 1722 году, и свидетельствует об этом надпись: «Зделана всанктъ питербуръхе паръ Филипъ Бегаглъ 1722 году».

Парижские мастера прибыли, но прошел год, за ним второй, третий. "Ни жалования, ни инструментов, ни работы не дано,- писали они царю челобитную, - и оттого мы пришли во всеконечное разорение и помираем голодною смертию".

Трудно налаживалось "коверное художество" в России. Не было постоянного помещения для мануфактуры, один за другим сменялись директора. Шелк, шерсть и красители - чернильный орех, сандал, индиго и другие, - всё везли итз-за границы. По всей России искали шерсть, пригодную для шпалер. Мастера - французы по большей части - не спешили раскрывать свои секреты русским ученикам. Тем не менее, уже в 20- гг. 18 века ученики постепенно осваивают ковровое мастерство. Русские шпалеры развивались в общем русле с европейскими, постепенно меняя стили соответственно эпохам. Среди сюжеттов - батальные сцены, портреты, декоративные композиции.

После смерти Петра I  положение мануфактуры было тяжелым, но работы продолжались. Русские ученики становились мастерами. По словам наиболее талантливого из них, Ивана Кобылякова, он "шелковые и гарусные колеры сам без мастера прибирал, смотря по примеру картин, какие присланы будут с цветами и лицами, и может упомянутую работу... делать и колеры прибирать и все нуансы собирать и пробы для крашения давать".

В 1732 шпалерная мануфактура состояла в ведомстве Придворной конторы, из Екатерингофа она была переведена в  бывший дом  царицы Марфы Матвеевны. После её смерти в 1715 году  дом вместе со всем имуществом перешли к её брату адмиралу Федору Апраксину, одному из ближайших сподвижников  Петра I, и дом стали называть "домом Апраксина". Апраксин вскоре построил себе дворец у Адмиралтейства, а дом сестры отдал Берг- и Мануфактур-коллегии, основанной в 1717 году.
В новом помещении мануфактуры установили 10 ткацких станков и сделали красильню.

В это время на Петербургской шпалерной мануфактуре уже работала большая группа русских ткачей, обученных Ф.Бегаглем и его помощниками. Здесь создается ряд интереснейших шпалерных ансамблей, вошедших в сокровищницу русского декоративно-прикладного искусства того времени. О том, что мастерски выполненные в Петербурге серии шпалер использовались в декоре интерьеров императорских дворцов, пишут "Санкт-Петербургские ведомости" за 1737 год. В описании убранства Зимнего дворца Анны Иоанновны сообщается, что "...большой саль преизрядными на брюссельский манер здесь деланными шпалерами обит был" . (до наших дней сохранился лишь ансамбль шпалер Ассамблейного зала в Монплезире в Петергофе).

В 1732-46гг. было изготовлено 80 шпалер. Серия декоративных шпалер этого времени говорит о высоком мастерстве ткачей, создавших пышные композиции с фонтанами, архитектурными фрагментами, букетами, птицами и пейзажами на дальнем плане. Значительна серия "Индийские ковры" . Образцами для неё послужили известные гобелены Королевской мануфактуры в Париже. Близки по сюжетам к этой серии шпалеры на тему борьбы зверей. 

Шпалера "Слон и лошадь"

Шпалера "Слон и лошадь". Императорская  Шпалерная Мануфактура. 1748г.

Не так давно музей приобрел у одного из коллекционеров редкий русский гобелен  “Cлон и Лошадь”, сделанный в 1748 году. Плетеная рама включает в себя монограмму ЕП – императрицы Елизаветы Петровны. Его размер  3,03 х 5, 26 метра, и  русский мастер И. Старков с пятью помощниками ткали его целых пять лет. Уже тогда эта работа оценивалась в  огромную сумму 1500 рублей золотом. Ценность русских гобеленов эпохи барокко не только в богатстве передачи  цветов  и оттенков, но и в том, что их сохранилось совсем немного. Большинство работ погибло в пожарах, было раздарено зарубежным гостям или утеряно в годы  революции и гражданской войны.

Обычно одну шпалеру ткали несколько ткачей, причем каждый специализировался на своём. Самым простым считалось ткачество цветов, архитектуры. Наиболее сложным - лиц и фигур. Соответственно работе и жалование получали. На ткачество одного квадратного аршина (51 кв. см) шпалеры четырьмя мастерами требовался месяц.

О внимании к развитию шпалерного дела в России говорит создание в 1741 году школы рисования при мануфактуре. Но, несмотря на несомненные успехи русской шпалерной мануфактуры, шпалеры почти не использовались и гнили на складе.

Со второй половины 40-х гг. 18 века производство шпалер замирает. На мануфактуре в голоде и холоде работают лишь два ткача, остальные нищенствуют. Здание разрушается.

Новый расцвет ожидал мануфактуру с середины 18 века. По указу 1755 года императрицы Елизаветы Петровны надлежало привести мануфактуру в порядок для производства шпалер в будущий Зимний дворец. В конце 1750-х гг. Шпалерная мануфактура была реконструированаархитектором А. Вистом. Но  уже не было ни ткачей, ни живописцев, ни красильщиков. И вся история повторяется заново. Снова вербуют мастеров в Париже, а в ученики отправляют детей тех, кто работает на петербургской мануфактуре, "гарнизонных школьников", солдатских детей.

Особенно заботилась о мануфактуре Екатерина II: отпускались деньги на содержание 117 учеников, закупались лучшие заграничные сорта шерсти и шелка. Мастеров обучали рисунку. Частные заказы пополняли казну мануфактуры. В 1764 был принят  Устав  мануфактуры, определивший финансовую базу, штат и задачи предприятия. В 80-гг. штат её состоял из 180 русских мастеров, работавших на 30 станках.

Шпалера "Гектор, укоряющий Париса"Вплоть до начала 19 века отмечается расцвет шпалерного дела.
С 1770-х гг. на мануфактуре попечительствовали Н.И. Панин (1763-1783), А.П. Шувалов (1783-1789), Н.Б. Юсупов (1789-1802). Художественный надзор осуществляли профессора Академии художеств.

Шпалера "Гектор, укоряющий Париса". ГЭ
Тематика шпалер в эти годы разнообразна и тесно связана с влиянием стиля классицизм. Все большее место в продукции мануфактуры начинают занимать шпалеры на античные сюжеты. Одна из первых таких работ - "Гектор, укоряющий Париса" на сюжет из "Илиады" Гомера. Шпалера является одной из лучших работ тех лет и позволяет судить о высоком техническом и художественном уровне произведений русских мастеров.

Георги так описывал эту часть города в 1790-х годах: "Императорская Шпалерная мануфактура находится выше по Неве на Воскресенской улице в большом двухэтажном каменном строении. Здесь работают прекрасные гладкие и выпуклые шпалеры, также портреты чрезвычайного сходства и красоты. Работа производится единственно для Двора, и охотники могут смотреть сии искусные вещи в первую субботу каждого месяца. Главное начальство над оною имеет ныне Его сиятельство князь Николай Борисович Юсупов".

С 1764 по 1802 гг. были сотканы 93 шпалеры по картинам известных живописцев, находящихся в Эрмитаже, портретам, повторяются "индийские ковры", аллегорические композиции, гарнитуры, включающие "обои" и обивку для мебели. Была  освоена новая техника ткачества - "савонери", началось изготовление напольных ковров, выполнялись заказы коронованных особ и знатных придворных на повторение живописных работ. Вошло в моду составление "картинных обоев", сплошь покрывавших стены дворцовых интерьеров.

В 1802 году Шпалерная мануфактура была передана в ведение Кабинета Его Императорского Величества, освоила выпуск обивочных тканей, портьер, скатертей, чепраков и др., однако доходы от их продажи не покрывали расходов.

В конце 20-х гг. 19 века шпалеры выходят из моды, продаются плохо и дохода мануфактуре не приносят. С 1827 года производятся главным образом ковры и утилитарные изделия. Всего за сто сорок лет на петербургской мануфактуре было создано 205 шпалер.


Убыточность мануфактуры все время растет и указом от 1 июня 1858 года она была закрыта.
Шпалерная, 27. Фото 1911г.
Шпалерная, 27. Фото 1911г.


Здания мануфактуры были перестроены В.В. Келлером в 1859 году под нужды Собственного Его Величества Конвоя. На Шпалерной, 27 разместились канцелярия, офицерское собрание, часть офицерских квартир  Конвоя, а на противоположной стороне улицы (Шпалерная, 28) - казармы.

 

 

 

 

Шпалерная, дом 27

Шпалерная № 27. Фото В. Ильина. 2011г.









 


Шпалерная улица, дом № 27 и № 28

Шпалерная улица: справа - дом № 27, слева - дом № 28.
Фото В. Ильина. 2011г.



 

 

 

 


Шпалерная улица, дом № 28

Шпалерная, дом № 28. Фото В. Ильина. 2011г.

В 1862г. архитектор П.К. Сверчков перестроил трехэтажный жилой дом чиновников и служителей Шпалерной мануфактуры, прибавив этаж. Во дворе - отдельное здание казармы нижних чинов.

 

 

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

fontanka.jpg