Вид на Литейную частьЛитейная часть, Литейный проспект, Литейный мост... Всё отсылает нас к петровским временам, когда здесь был размещён пушечный Литейный двор, давший жизнь и всей "зафонтанной" приневской части города. В старину называли её Московской стороной Петербурга. Её земли имели важное значение ещё до возникновения города и были освоены и новгородцами, и шведами.

Панорама Санкт-Петербурга. Ш.-К. Башелье по оригиналу Дж.-Р. Бернардацци.1853г. Литография, цветная акварель. Эскиз с натуры для панорамы сделан из окна колокольни собора Апостолов Петра и Павла. Внизу - Троицкий наплавной мост, вдали - Литейный двор и Воскресенский наплавной мост.

Именно сюда подводила Большая Новгородская ( а затем Московская) дорога, пролегавшая примерно по линии нынешнего Лиговского проспекта. Её правое ответвление шло к востоку, на берег Невы, к Спасскому посаду (он находился на месте Смольного). Там была переправа на Охту, в хорошо укреплённый шведский город Ниен. А налево тропа вела к другой переправе - через Безымянный Ерик (будущую Фонтанку), примерно возле нынешнего Пантелеймоновского моста.

План местности 1716г."План местности занимаемой ныне Ст. Петербургом, снятый в 1698 году до завоевания ея Петром Великим, с показанием существовавших на ней шведских укреплений" показывает территорию дельты р. Невы и крепость Ниеншанц, расположенную в устье р. Охта за несколько лет до основания города.

Довольно обширная территория на углу, образуемом берегами Невы и вытекавшего из неё Ерика, называлась Усадьбище, или Усадица. В конце 17 века Усадица принадлежала шведскому майору Э.Б. Конау и состояла из пашен и охотничьих угодий. Вдоль Ерика, ближе к берегу Невы, майор разбил регулярный голландский сад, который позже Петр Первый облюбовал для своей резиденции,
а на месте деревушки, расположенной неподалёку - ниже по течению, решил построить верфь (будущее Адмиралтейство).

Среди казенных промышленных предприятий Петербурга петровского времени первое место принадлежало Адмиралтейству; вторым по значению был Арсенал, далеко, впрочем, уступавший Адмиралтейству как по количеству занятых на нём рабочих, так и по размерам производства.

Самое название Арсенала как учреждения, объяединяющего все виды материального снабжения сухопутной артиллерии, вошло в употребление лишь в конце царствования Петра. Петербургский Арсенал возник в 1711-1713гг. просто как пушечно-литейный двор и лишь постепенно, обрастая подсобными предприятиями и сосредоточивая хранение всевозможных артиллерийских и вообще оружейных запасов и материалов, превратился в Арсенал в настоящем смысле этого слова. До 1720г. он именовался "Пушечным двором".

Место для завода было выбрано на "Московской стороне" строящегося города, т.е. на левом берегу реки Невы, против просеки, получившей впоследствии название "Литейной" (будущего Литейного проспекта).

Во главе стройки нового завода Петр поставил известного инженера де-Геннина, который так энергично повёл вверенное ему дело, что уже в 1713г. были закончены основные здания завода. В сентябре того же года Геннин был назначен начальником Олонецких железоделательных заводов в Петрозаводске и уехал из Петербурга. Верховное наблюдение за петербургским литейным двором осталось за генерал-фельдцехмейстером Я.В. Брюсом.Но ещё при Геннине, 15 января 1713г., литейный цех петербургского завода начал действовать, и вскоре были вылиты первые медные пушки производства литейного "анбара".

Литейный "анбар" быстро обрастал разными техническими предприятиями. Были выстроены: кузница, слесарная, лафетная, товарная, столярная, паяльная и другие мастерские и, кроме того, целый ряд служб, сараев и т.п. Все эти здания получили в своей совокупности название "Литейного двора". Двор был расположен на самом берегу Невы, на месте нынешнего въезда на Литейный мост.

Место на "Литейной першпективе", где ныне находится здание Управления ФСБ, служило с 1714 г. складом всех необходимых для производства нового завода материалов и припасов, а также местом хранения готовой продукции этого завода. Место это получило название "Пушечного двора". Напротив него через "Литейную першпективу" сосредоточились к 1715 году все основные мастерские литейного завода; здесь же расположилось здание "Артиллерийской канцелярии". Место это получило название "Нового пушечного двора", а прежний Пушечный двор стал называться "Старым пушечным двором". Новый Пушечный двор, постепенно расширяясь, захватил всю территорию в глубь от "Литейной першпективы" до реки Фонтанки.

Основным производством Пушечного двора было литьё медных пушек. Сперва их отливали в формах с готовым уже ствольным каналом. Однако несовершенная техника плавки и отливки металла приводила к тому, что внутренность ствола часто оказывалась недостаточно ровной и гладкой, покрытой раковинами, что влияло на качество стрельбы. К 1720г. перешли поэтому к плавке так называемых "глухих пушек", т.е. сначала отливали тело орудия без ствольного канала, который просверливался затем особыми сверлильными станками. Станки эти на петербургском Пушечном дворе приводились в действие конной тягой.

Кроме пушек, отливались и другие предметы из меди, например колокола. В 1723г. были отлиты огромные тяжеловесные жернова для Охтенских пороховых заводов.

Изготовление пушечных лафетов и зарядных ящиков к ним требовало кооперации труда разных специалистов - столяров, токарей, кузнецов, слесарей и т.д., вырабатывавших соответствующие части в специально оборудованных для этого мастерских. Изготовление разных жестяных предметов, например, манерок для пороха, производилось в особой паяльной мастерской. Была построена также специальная мастерская для изготовления пушечных фитилей, требовавшая кооперации труда прядильщиков и фитильных заварщиков. Поделки из кожи, главным образом для пушечных конских упряжек, требовали создания шорной мастерской. Обилие всех этих подсобных мастерских объясняет нам территориальное расширение Пушечного двора, занявшего постепенно, как было уже указано, всё пространство по Неве от Литейного до Фонтанки.

Вслед за отстройкой Литейного двора началось заселение этих мест, которое велось по старинному русскому принципу - слободами. Улицы в слободах застраивались обычно не с двух сторон, а с одной, так называемым "порядком" домов. Эти порядки как бы смотрели друг другу в спину.
Яков Брюс.
Генерал-фельдмаршал-Яков-Брюс.

1710-е-гг. Государственный Эрмитаж

9 сентября 1706 года в Петербурге произошло грозное наводнение: Нева поднялась на 289 см выше ординара. Жители спасались от потопа на деревьях и кровлях домов. Царь не пожелал такой участи для своей родни и, когда в в 1711 году генерал-фельдцейхмейстер (глава артиллерии) Яков Вилимович Брюс приступил к строительству Литейного пушечного двора восточнее Ерика (Фонтанки), а рядом с ним и собственного дома 3, Пётр решил поселить на этом возвышенном участке, по соседству с генералом, свою ближайшую родню.

Кстати, этот район наводнение не захватило не только в 1706 году, но и во все последующие случаи катастрофических наводнений 18-20 столетий.

План Русской слободы.1722г.

По приказу Петра архитектор Д.Трезини будущую слободу у Литейного двора распланировал "по угольнику и линейке", и в дальнейшем она получила название Русской.

В первой, Набережной линии (теперь это южная, нечётная сторона Шпалерной улицы) поселились особы царской фамилии и лица, близкие к Петру.



На угловом участке у нынешнего Литейного проспекта 4, примерно на территории дома 25 по Шпалерной улице, возвёл свой великолепный, украшенный статуями особняк граф Яков Вилимович Брюс.

Восточнее участка Брюса 5 в просторном трехэтажном дворце поселилась невестка Петра Первого - царица Прасковья Фёдоровна, урожденная Салтыкова, вдова старшего царева брата и бывшего его соправителя Иоанна Алексеевича. Она умерла в этом дворце в 1723 году, и его унаследвали её дочери: герцогиня Екатерина Мекленбургская, чей внук станет императором Иоанном VI Антоновичем, и Анна Курляндская, будущая русская императрица Анна Иоанновна.

Вслед за нею - в сторону будущего Воскресенского проспекта 6- жила Марфа Матвеевна, урожденная Апраксина, вдова самого старшего брата Петра, заменявшего ему в сиротстве отца, - царя Федора Алексеевича.

Дом Алексея ПетровичаДалее 7 был построен мазанковый дворец царевича Алексея Петровича, сына Петра Великого. Здание это имело в длину 16 сажень(сажень=2,13 м) и состояло из 16 комнат, разделявшихся на две половины: самого царевича и супруги его крон-принцессы. Последняя половина в расположении и убранстве комнат носила европейский характер, тогда как на собственной половине Алексей понаделал, по московскому обычаю, множество перегородок и полутёмных клетушек.
В этом доме родился сын Алексея Петровича и принцессы Софии-Шарлотты Петр, - будущий российский император Петр II (1715-1730).

Что такое мазанки? - В первые годы строительства Петербурга кирпича не хватало даже не крупнейшие общественные и жилые здания, и, кроме того, каменные здания были слишком дороги для подавляющего большинства населения.

Выход был найден благодаря применению мазанок – построек фахверкового типа с заполнением из глины, крытых дёрном, черепицей или гонтом. Мазанки возводились из местных материалов – дерева и глины, технология их строительства была очень проста и заключалась в постройке несложного каркаса и обмазке его глиной. Мазанковые дома обладали большей огнестойкостью, чем деревянные. Наконец, при соответствующей раскраске они могли имитировать каменные дома.

Мазанки были новшеством для России, поэтому для внедрения их в массовое строительство были необходимы образцы, которым застройщики могли следовать. Строительство “образцовых мазанок” и явилось тем зародышем, из которого впоследствии развилось уже настоящее типовое проектирование.

В 1711 г. Пётр собственноручно заложил “первоначальные образцовые мазанки… небольшие, близ мосту Петровских ворот, в которых была типография”. По их “образцу всем протчим здешним жителям строить повелено”. О характере архитектуры этих первых образцовых мазанок судить трудно, равно как о тех зданиях, прототипом которых они служили. Эти сооружения не дошли не только до нас, но и до первых историков Петербурга.

Образцовая мазанкаНекоторое представление о мазанковом строительстве 1711-1715 гг. могут дать гравюры Рудакова, Челнокова и Кирсанова, иллюстрирующие “Описание Петербурга” Богданова и Рубана. “Деревянный образцовый дом на Петербургской стороне” представляет собой сооружение фахверкового типа с гонтовой кровлей, лишённое какого бы то ни было декора, кроме примитивных наличников и карниза.

На смену “образцовым мазанкам” в 1714 г. пришли типовые проекты Д. Трезини.Они представляли собой несколько проектов жилых домов в один и два этажа разных габаритов. В числе проектов было несколько домов “для подлых”, дома “для зажиточных”, “для именитых” и, наконец, загородные усадьбы для застройки участков, прилегающих к рекам. Проекты были гравированы, напечатаны и в таком виде выдавались застройщикам. На каждом оттиске были нанесены габариты участка, план дома, фасад с воротами и краткое пояснение, в котором указывались размеры участка и дома:

Образцовые дома архитектора Трезини
Из книги: Ожегов С.С. "Типовое и повторное строительство в России"


Царевна Наталья Алексеевна

Никитин И. Н.
Портрет царевны Натальи Алексеевны

Последний участок 8 в ряду этой Набережной улицы Русской слободы принадлежал любимой единоутробной сестре Петра Великого Наталье Алексеевне. Их матерью была Наталья Кирилловна Нарышкина, вторая жена царя Алексея Михайловича, в то время как другие сёстры и братья царя происходили из клана Милославских.

С востока участок ограничивала пойма ручья, впадавшего в Неву. По его руслу впоследствии был проложен Воскресенский проспект(ныне проспект Чернышевского). Название своё проспект, как и набережная, на которую он выходит, получил по домовой Воскресенской церкви Натальи Алексеевны.
При церкви по указанию Петра основали женскую богадельню для "престарелых и убогих женщин". К церкви приносили подкидышей, и богаделкам вменили в обязанность "зазорных" детей крестить и воспитывать. Это были первые в Петербурге сиротский дом и городская богадельня (впоследствии переведена на восточную оконечность берега у Невской излучины, к Смоляному двору, где находилась загородная дача царевны Натальи, унаследованная Елизаветой Петровной. Взойдя на российский престол, Елизавета воздвигла там комплекс Смольного монастыря).

По преданию, в комнате, примыкавшей к алтарю, царь устроил кабинет и чертежную.

Храм Богородицы "Всех скорбящих Радости"
От этой, первоначально маленькой, деревянной церкви ведет свою историю существующий в наши дни на углу проспекта Чернышевского и Шпалерной улицы Храм Богородицы "Всех скорбящих Радости".




Икона "Всех скорбящих радость"
Икона Богоматерь «Всех скорбящих радость». 1680-е годы

По литографии 1862г. Чудотворная икона царевны Натальи Алексеевны из Скорбященской церкви в Санкт-Петербурге. Изображение воспроизводится по изданию: Комашко Н. И. Богоматерь «Всех скорбящих Радость» // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. — 2004. — №1-2 (14). М., 2004 .

Из статьи Комашко Н.И.: "Доподлинно известно, что около 1710–1711года в связи с переездом царского двора из Москвы в Петербург царевна Наталья Алексеевна, сестра ПетраI, вывезла икону «Всех скорбящих Радости» из церкви Преображения на Ордынке.
Икона Натальи Алексеевны, украшенная драгоценным окладом, была поставлена в ее домовом Вознесенском храме за Литейным двором. Затем, после смерти царевны, ее дворец был переустроен под богадельню, к которой отошла и церковь. Позднее она была полностью перестроена и получила название Скорбященской — по находившейся в ней святыне. В 1932 году, когда храм был закрыт, эта икона исчезла. В Спасо-Преображенском «всей артиллерии» соборе в Санкт-Петербурге сейчас находится икона, которая считается образом Натальи Алексеевны, но это не более чем заблуждение. Сохранилось точное литографированное изображение чудотворного образа царевны, которое не совпадает с иконой из Спасо-Преображенского собора. В Скорбященском храме был чтимый список со святыни, тоже в драгоценном окладе. По-видимому, именно его и перенесли в собор при закрытии церкви".

Во время эпидемии оспы в 1768 г. императрица Екатерина II ходила к иконе на богомолье, перед тем как сделать прививку от болезни себе и наследнику Павлу Петровичу.
В 1817-1818 гг. церковь была полностью перестроена архитектором Л. Руска, икона установлена в особой нише справа от иконостаса.


Деревянный дом 10 в 3-ей Пушкарской линии у ручья сестра Государя приспособила в 1714 году под театр. Это был первый петербургский театр (ныне на этом месте находятся дома №№ 53 и 55 по ул.Чайковского). Театр был публичным, и посещение его сначала было бесплатным, так как ПетрI хотел приобщить публику к этому европейскому новшеству. Он сам подавал пример своим подданным, часто бывая на представлениях. На представления "дозволялось приходить всякому". В театре играли десять постоянных обученных актеров, перевезенных царевной из Москвы, а театральный оркестр состоял из 16 музыкантов. В постановках участвовал весь двор царевны и некоторые офицеры. Пьесы ставились на русском языке и сопровождались музыкальными номерами. Некоторые из пьес написала или перевела сама Наталья Алексеевна. После её смерти в 1716 году постановки стали нерегулярными. С 1719 года популярными стали выступления труппы Эккенберга. Билеты на представления стоили дорого и оказывались доступными уже далеко не всем. Театр работал вплоть до 1723 г., когда на Мойке построили здание нового театра.

Представление о том, как выглядела первоначальная застройка Воскресенской набережной, даёт гравюра "Панорама Петербурга", выполненная в 1716 году А.Ф. Зубовым:

"Панорама Санкт-Петербурга. Фрагмент гравюры Зубова. 1716г.
Слева панораму открывает изображенный на переднем плане дом оригинальной архитектуры, с необычайно высокой крышей. Он стоял по другую сторону ручья от дворца царевны Натальи. Этот каменный дом принадлежал знаменитой "князь-игуменье" Всешутейшего и Всепьянейшего собора Настасье Петровне Голицыной, урожденной Прозоровской. Как это ни удивительно, но дом Настасьи Петровны сохранил свои габариты (а со стороны двора отчасти облик, характерный для
домов петровского времени) до наших дней (ныне это дом № 37 по Шпалерной улице, на углу проспекта Чернышевского).
Иследователи как-то забыли о нём, Между тем это древнейший каменный жилой дом из сохранившихся в Петербурге (он построен в 1712-м, почти одновременно с меньшиковским).

 

А. Матвеев. Портрет А.П. Голицыной.1728г.А. Матвеев. Портрет А.П. Голицыной. 1728. Частное собрание Голицыных

Анастасия Петровна Голицына, урожденная княжна Прозоровская, состояла статс-дамой при дворе Екатерины I и была «князь-игуменьей Всепьянейшего сумасброднейшего собора» Петра I. В 1718 году она привлекалась к следствию по делу царевича Алексея и была бита батогами, но через несколько лет (1722) Екатерина вновь приблизила ее.
В 1728 году, когда создавался портрет, Анастасии Петровне было уже очень много лет. Исследователи, писавшие об этом портрете, считали, что Матвееву удалось передать характер модели — «бабы пьяной и глупой». Думается, что характеристика Матвеева значительно богаче. При всей парадности и роскоши аксессуаров (красное платье, сколотое золотой брошью, драгоценные камни застежки, скрепляющей коричневую бархатную накидку-плащ, бриллиантовая оправа миниатюры с изображением царя) на портрете представлена женщина, прожившая жизнь, полную унижений.


По воле Петра она была шутихой Екатерины I, и приходо-расходные книги «кабинетным суммам» пестрят упоминаниями имени княгини Голицыной: «Будучи в Ревеле дано по приказу господина вице-адмирала Настасье Голицыной, что ее по рукам били, 10 червонных» (1715); «В Шверине царское величество пожаловало княгине Настасье Голицыной за вытье 20 червонных» (1716); «1722 год. Настасье Голицыной за то, что она перед их величеством плакала, 15 червонных»; «1725 год. Октября в 19 день. В вечернее кушанье указало ее величество государыня императрица пожаловать светлейшей княгине Голицыной 15 червонных, за которые червонные выпила она большой кубок виноградного вина; в тож числе положено в другой кубок 5 червонных, которой она не выпила, и оные червонцы отданы муншенку...» и т. д.

Ни Петр, ни Екатерина не могли, видимо, до конца простить шутихе Голицыной ее участие в деле с царским сыном. Только когда уже не было в живых ни императора, ни императрицы, в недолгий срок единовластия Меншикова и менее чем за месяц до его падения — 17 августа 1727 года — княгине Голицыной возвратили ее доходы.
Андрею Матвееву удалось передать в лице Голицыной выражение недоумения, обиды и жалобы. Взгляд ее представляется не надменным, как пишут некоторые исследователи, а грустным и усталым, в лице — тончайшая смесь брюзгливости и почти детской незащищенности, и это тем удивительнее, что сохранена схема парадного портрета: разворот плеч, гордо посаженная голова, необходимые аксессуары одежды. Не осуждение, а сочувствие к изображенной модели передал нам художник. И в целом создается не категорическая характеристика, а как бы приглашение к размышлению. Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. — М.: Высшая школа, 1999.

Дворец царевны Натальи Алексеевны выделяется на "Панораме Зубова" трехэтажным центральным ядром, охваченным одноэтажными крыльями. Остальные дворцы на набережной были мазанковыми. Дворец выделялся не только большой высотой трёхэтажной центральной части, но и наличием огражденного палисадника перед входом. Однако эта парадная набережная была устроена, судя по гравюре, от Литейного двора только до дворца Натальи Алексеевны. Перед домом князь-игуменьи берег скорее напоминает складскую зону.

Дворец Прасковьи Федоровны, рядом с особняком Брюса, предстает на гравюре как большой двухэтажный блок. Одноэтажные дворцы на участках Алексея Петровича и Марфы Матвеевны посередине увенчаны мезонинами "на три оси" с трёхугольными фронтонами, на кровлях - слуховые окна. Архитектура этих построек вполне соответствует известному "образцовому" проекту мазанковых домов, разработанному архитектором Д. Трезини и гравированному П. Пикартом в 1714 году.

Участки "первой линии" были сквозными и выходили "задами" на "вторую",будущую Захарьевскую улицу, подобно тому, как участки Дворцовой набережной выходили на Немецкую (Миллионную).

Следующим порядком, на противоположной стороне второй линии, селились "палатные" люди и царедворцы, среди которых было много приближенных и единомышленников царевича Алексея. Например, на участке 9, выходившем на Воскресенский канал, находился двор братьев Левенвольде: Густав Рейнгольд управлял двором царевича Алексея Петровича, а Карл Густав - царевны Натальи Алексеевны. К концу 1730-х годов дом пришел в ветхость и его разобрали.

По другую сторону протока жили низшие дворцовые служащие цесаревны; там же находились конюшни Алексея Петровича.

Историк В.Г. Авсеенко в книге "200 лет Санкт-Петербурга. Исторический очерк", вышедшей в 1903г., утверждает, что "линии" разделялись каналами: "За Литейной прорыли параллельные набережной каналы, образовавшие улицы Шпалерную, Захарьевскую и Сергиевскую, называвшиеся тогда "линиями". Ширина этих улиц объясняется тем, что первоначально посередине их протекали каналы. Такие же каналы прорыты были в поперечном направлении, на улицах Литейной, Воскресенской и Таврической. Они просуществовали не более полувека, и с царствования Елизаветы Петровны мало-помалу их стали засыпать. При Екатерине II исчезли последние из них"".

Как свидетельствует гравюра Зубова, берег перед дворцами был укреплён, забран рубленой деревянной стенкой, завершенной ограждением в виде баллюстрады. Перед домами на картине тянется полоса выровненной земли, нечто вроде лужайки. Набережная разрывается пристанями - лестничными спусками, представляющими собой "речной подъезд" каждого из дворцов.

План местности 1737г.Первый печатный генеральный план города, построенный на основе точных топографических съемок, выполненных Петербургской Академией Наук. Это "План Императорского столичного города Санкт-Петербурга, сочиненый в 1737 году"

Дворцовое поселение в этом месте просуществовало недолго. Гибель царевича, смерть царевны и цариц, опала оппозиционно настроенных царедворцев (это всё с 1715 по 1723 год) привели к изменению использования существовавших здесь строений. К середине 18 века они большей частью оказываются в распоряжении различных служб придворного ведомства и используются для организации канцелярской и производственной деятельности, направленной на удовлетворение нужд двора, для расселения соответствующих чиновников и мастеровых. А.И. Богданов в 1748г. произошедшие изменения описывает так:

"...Запасной Дворец, при Фонтанке Речке, против Летняго Дому, которой потому называется Запасной, что в нем всякия съестныя припасы лежат, изготовленные про Дом Ея Величества. Но ныне, 1748-го году, заложен строить оной Сытной, или Запасной, Дворец каменной, за Литейным Двором, на берегу Невы Реки (потом на этом мечте будут возведены казармы Кавалергардского полка-прим.).

...Дворец Бывшей Государя Царевича Алексия Петровича, называемой Дворец Царевичев, в котором ныне варят про Дом Ея Императорскаго Величества меды, квасы, полпива и прочее; строен из мазонок.

...Дворец Бывшей Государыни Царевны Наталии Алексиевны, каменной, и при нем Церковь и богаделни; по строен 1711-го году. Сей Дом под ведением Канцелярии от Строений, в том доме оная и имеется, и весь оной дом занят под мастерския департаменты, в которых работают всякия мастерства про все Домы Ея Императорскаго Величества".

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

petropavlovka.jpg