Владимир Гусев. Нужна ли России сильная служба безопасности?

Книга хроники и размышлений


ОТ АВТОРА

Предлагаемые вашему вниманию строки были написаны в 1991 году практически сразу по следам ГКЧП. Это своего рода крик души, возможно, несколько эмоциональный, лишь слегка приглушенный профессиональным опытом и самооценкой. И хотя с того времени прошло почти двадцать лет, многие размышления, кажется, не утратили своей актуальности. Главное – нужна ли России сильная спецслужба, служба государственной безопасности? Ответ на этот вопрос далеко еще не определен для многих граждан новой России.

Что, впрочем, и неудивительно. Процесс становления, а точнее, восстановления профессиональной основы, разработка законодательной базы, продолжается и происходит в условиях отнюдь не тепличных. Новое время - это новые угрозы безопасности Отечества, новые вызовы, которые в прежние времена трудно было представить. Сегодня акцент в деятельности спецслужб сместился в сферу борьбы с терроризмом, направлен на обеспечение экономических интересов страны, пресечение коррупции и организованной преступной деятельности. Именно поэтому особую важность приобретает воссоздание положительного образа и престижа профессии чекистаи - что особенно важно! - воспитание нового поколения контрразведчиков в духе преданности российским государственным ценностям, подлинных защитников личности, общества и государства.

Все, что предстоит Вам прочитать в этой книге, от начала и до конца плод воображения автора. Все персонажи, по известным причинам, выдуманы и не стоит примерять к ним конкретные фами­лии, как бы заманчиво это ни казалось.
Лишь одно на этих страницах безусловная правда - это те слова, которыми автор рассказывает о сложном выборе своего ге­роя. И без того нелегкая судьба быть чекистом сегодня особенно тяжела от сознания того, что кое-кто рад бы лишить нас главного: офи­церской чести, права служить Отчизне, защищать ее.
Но это не значит, что чекисты смирились с поруганием своей профессии. Нет, нам есть, что сказать в ее защиту. Об этом и написана эта книга.

Владимир Гусев


Дочери Яне посвящаю



"За мое Отечество и людей моих

я живота своего не жалел и не жалею". Петр I

Глава 1. С кем идти дальше?
(Санкт-Петербург. Сентябрь 1991.)

Дорога от Ленинграда до Приморска хорошо знакома. В любое время года здесь, как нигде, Сергей ощущал свойственную только русскому северному краю хрупкую красоту. А в конце сентября, когда лес и залив еще пытаются сохранить последние краски, красота эта кажется особенно беззащитной. Вот-вот природа пе­реступит грань и устремится к зиме.

Сергей подумал, что оборотной стороной знаменитых питерских белых ночей являются длинные, угнетающие зимние ночи. С возрастом он стал от­четливо ощущать тяжесть северной зимы. Впрочем, только ли воз­раст тут причиной?
Машина мчалась по мокрому асфальту, и впереди было несколько дней отдыха на Западном Березовом - одном из живо­писнейших островов Выборгского залива. Грибы, ягоды, рыбал­ка. Осенью, как утверждают знатоки, в этих местах "окунь-зверь", поплавок уходит в воду "со свистом". И у щуки хватка резкая, злая, борьба идет яростная, и удовольствие от та­кой рыбалки ощущаешь вдвойне.

Однако, настроиться на лирическую волну Сергею не удавалось, голова была занята другим. Он признался себе, что происходящее с ним в последние два-три года, а особенно после того, что нарекли "августовским путчем", - все это - попыт­ка уйти от реальности, скрыться от вопросов, которых, увы, было много- больше чем ответов. Он чувствовал, что приходит время де­лать выбор. С кем идти дальше? И он бессознательно оттягивал этот момент. Вот и поездка на острова, в одиночку, хотя по традиции туда выезжали большой шумной компанией, с женами, с детьми, - это тоже бегство. В никуда?

События в стране, казалось бы, давали надежду, простор для выбора. В прошлое уходило многое из того, что Сергей всегда считал неприемлемым для нормальной жизни честных людей: тупой бюрократизм, засилье номенклатуры, борьба с инакомыслием и мно­гое другое. Но будущее виделось ему пока белым листом бумаги и его чистота пугала Сергея. Ошибиться в выборе было бы для него равносильно краху всей жизни.

Двадцать лет службы в системе государственной безо­пасности сделали его профессионалом. Он знал это твердо и был уверен в своих силах, знаниях и опыте. Знал и то, что в их среде кое-кто его недолюбливал именно за профессионализм, за полное нежелание идти на интригу ради личной корысти. За что ребята, работавшие вместе с ним бок о бок, боготворили его. Он был и ощущал себя чекистом и сама мысль изменить своему делу была для него до недавнего времени абсурдной.

Он отдавал себе отчет в том, что система госбезопасности переживает глубокий кризис, что она по сути уже разрушена. Как и большинство чекистов, он считал, что развал КГБ ведется умыш­ленно. Разнузданная некомпетентность, подогреваемая личными амбициями политиков, выбивала из системы не самых худших лю­дей. Одни уходили, разуверившись в старых идеалах, таких было немного, другие - потому, что не могли принять новые. Кто-то очертя голову окунался в бизнес. Но костяк Управления Ми­нистерства безопасности по Санкт-Петербургу, состоявший из наиболее подготовленных сотрудников, пока сохранялся. Они понима­ли, что политики все равно не обойдутся без их профессиональ­ных навыков. Уйдет время слов и наступит пора действий.

Но намного страшнее развала казалось Сергею другое. Ведь их пытались лишить главного. Их и народ пытались убедить, что они никогда не служили Родине, а лишь послушно выполня­ли задания партийно-государственной элиты. Пытались тем самым отнять у них последнее, что оставалось - офицерскую честь.
Именно та настойчивость, с которой эта мысль внушалась лю­дям, мешала Сергею и многим его товарищам принять новую власть, сделать свой выбор, написав на чистом белом листе первые стро­чки.

Недавние события опять и опять приходили на память Сер­гею. Да, пожалуй, в свои сорок с небольшим он еще не проживал более драматических дней.

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

zimny_kanavka.jpg