Владимир Гусев. Нужна ли России сильная служба безопасности?

Глава 2. Хроника "путча"
(Санкт-Петербург.16 августа 1991 г.)

Генерал положил трубку. Аппарат "ВЧ", цвета слоновой кости с гербом Советского Союза, жалобно звякнул. Только что закон­чившийся разговор был краток. Председатель КГБ сообщил о приез­де в Ленинград бывшего командующего округом, ныне генерал-пол­ковника запаса, просил встретить, если попросит о беседе - пе­реговорить лично.

Просьба была в общем-то обычной. Подобные визиты «старой гвардии», чуткой к вниманию, традициям и вежливости, как некий устоявшийся ритуал, соблюдались. В конце-концов, подумал Гене­рал, скоро он и сам окажется в аналогичном положении, и , хотя седина еще не тронула его черные, воронова крыла волосы, время неумолимо, да и здоровье не беспредельно.
Генерал вздохнул, отдал распоряжение секретарю, но домой не пошел, решил дождаться приезда гостя. Что-то насторожило в словах Председателя КГБ, вернее даже не в словах, а в тоне, хотя в ВЧ-связи, с ее постоянным бульканьем, уловить тон было весьма трудно. Недоговоренность, необычная краткость? Или...Не­ужели решились?

До приезда визитера из Москвы оставалось еще 4 часа. Ге­нерал перешел в комнату отдыха, примыкавшую к его огромному рабочему кабинету, включил телевизор, но мысленно не мог отор­ваться от разговора. Цепкий, привыкший к анализу, ум Генерала почти автоматически просчитывал варианты.

Да, видимо, решение где-то наверху принято. Этот приезд не случаен, как не случайно и то, что выбрали именно старого ге­нерал-полковника, хорошо знающего город и весь Северо-Запад. Учли и их хорошее давнее знакомство. Себе Генерал мог сказать правду. Председатель, очевидно, пошел ва-банк. Ат­мосфера грозы нарастала. Генерал и раньше не понимал, как мож­но работать вместе с Президентом, если ты высказываешь сужде­ния, мягко говоря, отличные от его мнения. А именно это и про­исходило: сначала резкая критика Горбачева на партийной конфе­ренции КГБ СССР, затем, по сути, открытый вызов, когда Председа­тель КГБ СССР и Министр обороны на секретном заседании Верхов­ного Совета Союза СССР не оставили камня на камне от политики горбачевской "перестройки". Плюс к этому - явно специально ор­ганизованная утечка информации об этих выступлениях в прессу.

По мнению Генерала, при таких разногласиях мог быть толь­ко один выход: Председатель КГБ должен уйти - или подать в отставку сам, или Президент СССР должен сместить строптивого Председателя. Неужто договорились?

Извечный вопрос : "Как быть?" Генерал почти не сомневался , что просчитал ситуацию верно. Визитер едет с пред­ложениями. Им важно, какую позицию займет ленинградское Управ­ление КГБ, несмотря даже на известную неразбериху послед­них месяцев. Не могут они не понимать и того, что многое за­висит от позиции самого Генерала, ибо авторитет его в Управле­нии очень высок.

Все это Генерал легко просчитывал. Но он не мог понять: неужели там, наверху, не усвоили до сих пор, что любая попытка повернуть историю вспять не будет поддержана? Что сегодня стремление ударить по демократии, вернее по ее росткам, заведомо обречено на провал? Пусть даже наломано много дров, но здоровый воздух перемен подействовал на людей благотворно. И, самое глав­ное, пресса в руках тех, кто владеет сегодня улицей. Попу­листы, демократы, капиталисты, можно называть их по всякому, но реальная власть над общественным сознанием в руках этих людей.

Отбросим вопрос: хорошо или плохо то, что делает новый Президент России, но пресса на его стороне, стало быть и народ во многом на его стороне. Всяческие утечки информации, даже с закрытых заседаний Верховного Совета, проблему не решают. Если там, в Москве на что-то решились, значит одно из двух: либо они так и не научились пользоваться объективной опе­ративной информацией о состоянии общества, либо - Горбачев с ними заодно.

Нужно было принимать решение. И Генерал принял его. Он твердо знал главное - не дать втянуть себя в авантюру, не бросить своих мальчишек, - а большинство его подчиненных действительно годились ему сегодня в сыновья, - не отдать их жиз­ни на растерзание толпы.

Генерал резко поднялся с кресла, выключил телевизор, по­дошел к пульту. На зуммер прямой связи телефон ответил:
- Здравия желаю, товарищ Генерал.
- Сережа, зайди ко мне. Срочно.
- Есть!

Через несколько минут Сергей уже стоял в этом хорошо знакомом ему большом кабинете и слушал бой старинных настольных часов. Часы, видимо, сохранились еще с 30-х годов. Не иначе как кон­фискат. Генерал был немногословен, попросил принести диктофон и, на всякий случай, предусмотреть возможность записи на расстоя­нии. Запись вести он поручил лично Сергею. Что бы Сергей ни услышал в ходе мероприятия, он должен держать это только в себе.

Сергей, привыкший к различным приказам, слушал Генерала рассеянно, отвлекаясь на бой часов. И только, когда было сказано, что записывать придется самого Генерала, Сергей не смог скрыть эмоций. Но Генерал знаком остановил его воп­росы, приказал ждать.

Сергей на своем чекистском веку записывал на спецтехнику множество разговоров, но, пожалуй, ничего подобного ему и в голову раньше прийти не могло. Все его существо бунтовало. За­говор! Самый настоящий заговор. Собственно, его поразило даже не это. В конце-концов нужно было ожидать чего-то подобного. И не участники - он самонадеянно полагал, что, посидев часок - другой над газетами, смог бы их вычислить и сам. Нет. Поразило его то, что приезжий, которого Генерал почтительно именовал Вик­тором Викторовичем, начисто отрицал всякий здравый смысл. Было ясно, что этот седой старичок, не дрогнув, отдаст приказ, и Сергей и его коллеги окажутся в самой страшной ситуации, когда им придется обнажить оружие против своего народа. То есть кто-то наверху в очередной раз решал их судьбу, не только не посчитав нужным спросить их мнение на сей счет, но и в уве­ренности, что чекисты Ленинграда пойдут за этими людьми без тени какого-либо сомнения.

Сергей с ужасом думал: неужели вся их работа ушла как во­да в песок? Где же те потоки информации о настроениях в наро­де, о его, народа, отношении к президентам, об отношении к КГБ, о ситуации внутри самого КГБ? Где все это, если приезжий человек совершенно не представляет, чем живут сегодня люди?

Слова Генерала - то единственное, что успокоило Сергея. Твердо, чуть севшим голосом, Генерал однозначно заявил, что не намерен участвовать в этой авантюре, и сделает все возможное, чтобы не позволить участвовать в ней и своим ребятам.

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

alie_parusa.jpg