Владимир Гусев. Нужна ли России сильная служба безопасности?

Глава 3.Весточка друга
(Санкт-Петербург. Сентябрь 1991 г.)

Машина, послушная доведенным до автоматизма движени­ям, неспешно катила по берегу Финского залива. Знакомый пейзаж не мешал Сергею предаваться грустным размышлениям.

Звонок радиотелефона раздался неожиданно. Сер­гей никак не мог привыкнуть к этому зуммеру, потому что пользовались им редко, лишь в крайнем случае и всегда по тре­вожным поводам.
Постоянный дежурный по Управлению Владимир Петрович, с которым Сергей когда-то вместе начинал службу в одном подраз­делении, не мог говорить по радиосвязи "открытым" текстом, но для Сергея и из его немногословного доклада стало ясно, что пришла весточка от Алексея. Пожалуй только оперативник может понять, насколько это страшно, когда прерывается связь с выве­денным за кордон агентом. Четыре года Сергей ждал этой минуты, четыре года тягостного молчания...

Стало ясно, что рыбалку придется отложить. Сергей начал разворачивать машину и невольно вздрогнул, увидев километровый знак с отметкой 45. Уж не судьба ли? Почему именно здесь его застало сообщение от Алексея? Ведь именно тут , на этом отрез­ке шоссе, начиналась почти восемь лет назад история их зна­комства. Впрочем, тогда до знакомства еще было далеко. Сначала был тайник, потом поиск того, кому этот тайник предназначался. Словом, все то, что и составляет суть работы контрразведчика. И вот, наконец, дело, в которое, казалось, никто, кроме Сергея, не верил, надо полагать, выходило на финишную прямую.

Мелькнувший за стеклом километровый столб отвлек Сергея от философских размышлений, мозг четко настроился на рабочий ритм. Цифра "45" была для него не просто отметкой расстояния от Сенной площади. Он хорошо помнил, с какой обидой восемь лет назад воспринял информацию о том, что именно на 45-ом километре Приморского шоссе планировалась операция по закладке тайника, - будто нельзя было выбрать другого места, не такого близкого и любимого Сергеем. Однако и сейчас, проезжая здесь, он отдавал должное мастерству противника. Выбор был сделан умело: участок дороги хорошо просматривался, условия для организации засады и даже для простого наблюдения практически отсутствова­ли.

Сергей подумал, что скоро ему уже "стукнет" сорок два го­да, из которых он почти двадцать лет служит в органах госбезо­пасности. Сегодня он полковник, начальник крупного контрразведы­вательного подразделения. Ему действительно нечего стыдиться, хотя было много и хорошего, и плохого в этой жизни. Но он твердо знал, что ни разу не преступил ни закон, ни ту нравственную границу, что отде­ляла быслужение Отечеству от собачей преданности режиму или очередному лидеру. При этом он четко знал, что один он ничто, что все его достижения - результат труда десятков, сотен людей: оперработников, руководителей подразделений, технарей, агентов, аналитиков, секретарей, милиционеров, специалистов, ученых.

Он всегда помнил об этом. Это давало не только чувство соп­ричастности к важному и нужному для людей делу, но позволяло ощущать себя членом особого клана. И хотя в последние годы кое-кто ввел даже "ругательный" термин "чекизм", Сергей и его друзья гордились тем, что они продолжают оставаться чекиста­ми, так как для них это слово всегда олицетворяло служение на­роду. В этом был смысл, стержень всей его жизни, и это останется навсегда, кто бы и как бы ни пытался доказать обратное.

Лучшим подтверждением этим размышлениям было дело Алексея. И Сергей вспоминал 1983 го­д. Тогда все начиналось здесь, на Приморском шоссе...

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

zimniy_pavlovsk.jpg