Владимир Гусев. Нужна ли России сильная служба безопасности?

Глава 5. Как все начиналось...
(Ленинград. Сентябрь 1983 г.)

План любой операции, тем более такой сложной, как захват с поличным, прежде чем лечь на стол начальника Управления, проходит множество уровней утверждения и согласования, что позволяет избежать ошибки, добиться четкости, выверенности любой детали. Это довольно сложная и, возможно, как кому-то по­кажется, скучная работа, но она - гарантия от недодуманности, поспешности, нарушения закона.

Сергей больше всего любил начальную стадию работы, когда он ста­рался дать слово каждому своему сотруднику. Метод "мозго­вого штурма" высвечивал людей, «расконсервировал» их, позволял найти оригинальное, нестандартное решение, даже в стандартной ситуации.

Уже много лет спустя Сергей получил возможность ознако­миться с реакцией на его действия самого разведчика - Сведе­борга, захваченного при закладке тайника в октябре 1983 года. Это был бесценный материал, не только тем, что добыть его стоило большого труда, но прежде всего тем, что это был со­вершенно объективный взгляд на его, Сергея, работу, ибо трудно заподозрить дипломата, застигнутого врасплох, чья карьера в Союзе прекратилась, в каких-либо симпатиях к "русской спецслужбе".

Сведеборг писал, и не без оснований, что, идя на закладку тайника, он был на 80 процентов уверен в успехе. И не только пото­му, что место и саму операцию планировали коллеги из ЦРУ, а прежде всего он был уверен, что здесь, на этом пустынном отрезке шоссе недалеко от Финского залива, просто невозможно было спрятать не то что группу захвата, но и одного человека - любое изменение местности было бы заметно. Участие в операции жены Сведеборга и даже его маленького сынишки, и то, что закладка планировалась на постоянном маршруте его движения, настраивало на спокойный лад. А отсутствие в генконсульстве и в посольстве каких-либо "телодви­жений", по которым контрразведка обычно, как по косвенным приз­накам, определяет подготовку к операции по связи, все­ляло в Сведеборга уверенность в успехе.

Может быть именно переоценка своих сил и сыграла со Сведеборгом злую шут­ку. Когда он увидел, как сотрудники КГБ ок­ружили его светлый "пежо", материализовавшись по сути "из ничего", его охватило нечто вроде шока. Вообще-то всякий разведчик морально готовит себя к подобной ситуации, но ведь нельзя же привыкнуть к неожиданному. Даже сильный человек вздрагивает, когда внезапно над ним раздается удар грома. Кстати, вся операция по захвату так и называлась: "Гром".

Позднее, анализируя ситуацию, Сведеборг посчитал, что у него все-таки был шанс - один из ста - уйти, уехать, скрыться. Машина была спе­циально оборудована, мотор работал. А захватив только его жену, даже с тайником, чекисты остались бы "с носом". Затем можно было бы устроить "шум" в прессе, а дальше уже дело техники. Такой вариант, между прочим, предусматри­вался и планом операции, тем самым, который разрабатывался с помощью ЦРУ. Но в жизни все произошло иначе. И когда с десяток сотрудников русской спецслужбы в буквальном смысле выросли из-под земли перед Сведеборгом, он, очевидно, просто растерялся.

Действительно, самым сложным для Сергея и его товарищей было так подготовить засаду, чтобы о ее существовании не дога­дался никто, и прежде всего разведчик, идущий на закладку тайника. При этом пришлось учитывать все, в частности, и то, что место, возможно, "пасут" - ведут за ним наблюдение. И хорошо еще, если это делали дипломаты, а вдруг кто-то из местной агентуры, из жителей Ле­нинграда? Да и сколько еще этих самых "а вдруг" нужно было предусмотреть!

Участок вокруг шоссе пустынный, чего не скажешь о самом шоссе. Движение по нему на редкость оживленное, особенно в пятни­цу и в выходные. В сентябре едва ли не пол-города выезжает за грибами, на клюкву, да и дачные участки еще требуют работы, не говоря о том, что курортная зона в это время еще во всю функ­ционирует. На разделительной полосе у километрового столба с отметкой 45 есть немного земли, зеленая травка, чуть вдали, метрах в десяти, невысокий кустик. Но ведь надо приготовить место для засады не для одного человека. Мало того, что сде­лать это надо незаметно – нужно еще протянуть связь, создать людям сносные условия, - кто знает, сколько придется там находиться. Будет ли разведчик делать остановку, или сделает бросок из ма­шины на ходу? Ведь сам тайник может быть в виде камня, вет­ки, доски, банки, да чего угодно!

Вопросы, вопросы, вопросы ... Ребята набросали их на «при­кидке» до тысячи, предложили около двадцати возможных вари­антов поведения дипломата, не забыли ни спецтехнику, ни психологию. Сложность, однако, заключалась в том, что до последней ми­нуты не было точно известно, кого из разведчиков пошлют на зак­ладку. Поэтому готовились еще варианты для всех, кто подходил под облик возможного агентуриста-связника.

Потом это все журналисты расписали во множестве газет. Какую-то часть захвата, снятую на видеотехнику, в 1988 году показали даже по телевидению. Здесь происходившее выглядело гладко, слаженно. Да, собственно, так оно и было. Не зря ведь Сергей, по настоянию Генерала соорудив на одном из полигонов копию участка шоссе, гонял ребят с утра до вечера, проигрывая разные варианты. Во истину -тяжело в ученьи, легко в бою.

Единственное, чего они не смогли предусмотреть, - это того, что Сведеборг посадит в машину вместе с женой и своего восьми­месячного сынишку, а саму операцию будет проводить, завер­нув тайник в детскую пеленку , выбрасывая его из этой самой пеленки у километрового столба.

Как профессионал Сергей понимал, что присутствие ребенка в машине призвано было успокоить контрразведку. Расчет психоло­гов из Лэнгли на сентиментальную "русскую душу". Противник всегда был лучше нас подготовлен по части психологии. Но, по мнению Сергея, коллеги здесь явно переборщили. Мало ли что мо­жет произойти в подобной ситуации. До стрельбы, конечно, дело не доходит, это не кино, но под горячую руку могло произойти всякое.

Тем не менее, больше всего Сергея поразило даже не это, а то, что Генерал, руководивший захватом Сведеборга, человек, по общему убеждению, вообще без нервов, получив;по рации сообщение о тех, кто находится в машине, отдал приказ - вплоть до отказа от операции не допустить, чтобы с мальчишкой что-нибудь случилось.

Сергей ясно представлял себе последствия, если бы операция была сорвана. В том числе и для Генерала. Отправка на пенсию ста­ла бы наверняка лучшим выходом. Видимо, расчет на "русскую душу" оказывался не так уж неверен. Тогда еще Сергей не знал, что когда че­рез шесть лет он расскажет об этом случае на встрече с сотрудника­ми одного из НИИ, ему просто никто не поверит.

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

fontanka.jpg