Владимир Гусев. Нужна ли России сильная служба безопасности?

Глава 6. Хроника "путча"(продолжение)
(17 августа 1991 г.)

Была суббота, но Сергей вышел на работу. Он любил прихо­дить сюда в выходные, когда не было постоянной толкучки, текуч­ки, можно было заняться творческой работой - написать статью в сборник, вдумчиво проанализировать обстановку, внимательно, без спешки прочитать дело. В коридорах в такие дни немноголюд­но и по зданию разливается некое спокойствие. Только кошки, живущие в Большом доме без прописки, шастают по коридорам, а одна даже научилась кататься в лифте.

В эту летнюю субботу народу в Управлении было особенно мало: де­журные службы, да отдельные "любители", вроде Сергея. Начальст­во, как сообщил по секрету оперативный дежурный, рвануло на ры­балку. На месте только Генерал, он сегодня дежурит от руко­водства. Это Сергея как раз устраивало, он хотел лично обрабо­тать запись вчерашнего разговора, выяснить, что дальше делать с пленкой. Накопились у него и другие вопросы к Генералу, однако их отношения, в целом довольно теплые, не были все-таки доверительными, поэто­му Сергей вряд ли решится спросить то, что вертелось на языке.

Быстро скопировав запись с проволоки спецмагнитофона на обычную кассету, Сергей поднялся к себе в кабинет и снял трубку прямого аппаратасвязи с Генералом.
- Товарищ, генерал, пленка готова. Занести?
- Заходи.

Сергей в хорошем настроении ( с понедельника он долженидти в отпуск !) бегом слетел на четвертый этаж. Но… Он скорее почувство­вал, чем понял, что Генерал весь в напряжении. Даже вся атмосфера генеральского кабинета будто нависла над Сергеем, придавила своей тяжестью.
- Садись, Сергей. Садись и слушай. А как поступать - ре­шай сам.

Такое начало уже само по себе было крайне необычным. Сергей никогда не видел Генерала нерешительным. Очевидно, вера в этого человека была столь велика, что он просто незамечал, что тот переживает, и переживает, пожалуй, болезненнее, чем его подчиненные, всё , что происходит в стране.

- Сережа, ты вчера, конечно, понял, о чем шла речь. Думаю, то, что они хотят сделать - это громадная, непоправимая ошибка. Мое мнение : за попыткой ввести чрезвычайное положение, что вполне оправдано ситуацией, стоит все-таки не реальная потребность народа, а, видимо, чьи-то личные опасения. Группа "высших жрецов" боится, что их могут отстранить от власти. Поддержки у людей на улицах они не получат. Да ты это и сам хорошо знаешь.

Сергей кивнул. Он постоянно читал аналитические документы о ситуации в городе и досконально представлял раскладку сил.

- Поэтому, - продолжил Генерал, - прогнозы о развитии со­бытий у меня крайне отрицательные. На волне противодействия введению чрезвычайного положения те , кто называет себя демократами, постараются закрепится у власти. А это значит, что путь спокойно­го реформирования страны, задуманный сначала и под­держанный народом, будет отвергнут. К власти придут люди, не умеющие организовать дело. Они привыкли всегда быть в оппозиции, заниматься демагогией - груз ответственности - то лежит не на них. И страна пока­тится к катастрофе. Мне очень хотелось бы ошибиться, Сергей, но, думаю, я все-таки прав...

Генерал сделал паузу и вдруг резко произнес :
- Почему не спрашиваешь, что делать?

Сергей пожал плечами. Его мысли, которые он до времени усиленно отгонял от себя, совпадали с выводами Ге­нерала. Но сейчас почему-то подумалось другое, чисто житейское, что отпуск, видно, накрылся, при­дется его отложить, а он уже взял билеты на Клайпеду, где его и дочку ждали две недели прекрасного отдыха.

Генерал понял Сергея, улыбнулся:
- Не горюй, полковник. А ведь ты у нас теперь человек исторический. Ведь тебе звание присвоили в конце июня. После этого приказов больше не было. Боюсь, что ты последний полковник, кому приказ о звании подписывал нынеш­ний Председатель КГБ СССР - Крючков. – Генерал нахмурился. – Все же будем надеяться, что разум возьмет верх. Я, и такие как я, конечно, должны будут уйти. А вы останетесь. Я вас прошу остаться. Без ваших знаний страна пока обойтись не может. Хо­чется верить, что это поймут и те, которые потом придут к власти.

Генерал встал. Это означало, что аудиенция подходит к концу:
- Запись уничтожь.
И, не давая Сергею что-либо ответить ,твердо повторил:
- Уничтожь. Я не смогу ею воспользоваться, ни при каких условиях. Все. Иди.

Сергей, распахнув обшитую кожей дверь, вышел. На душе было неспокойно. Он опять поднялся в спецкабинет технического отдела. Поколдовал над уровнем записи и, опустив его до нижнего предела, перезаписал разговор Генерала с московским гостем на малую скорость. Затем поставил головку магнитофона в обычное положение. Взгляд его упал на полочку, где у технарей всегда валялись личные записи. Выбрал концерт Александра Малинина и записал его на ту же пленку. Теперь запись можно бы­ло хранить в любой дискотеке. Никому и в голову непришло бы искать на ней что-нибудь ещё.

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

fontanka.jpg