ветеран фсб

Совет ветеранов Управления ФСБ России

по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области

История организации
veteran-fsb.ru
ОСНОВНЫЕ РАЗДЕЛЫ САЙТА :
Совет<br />ветера<br />нов
Руководящие органы, планы работы, материалы заседаний Совета и т.д.
Подробнее...
Библио<br />тека
Книги, документы, статьи, воспоминания
Почитать...
Наши<br />будни
Прогулки по Петербургу, дела домашние, творчество и, конечно, здоровье
Посмотреть

Автор: Андрей ВЕДЯЕВ

Последний день августа на Брянщине выдался тёплым и солнечным, и обступающий шоссе брянский лес шумел не так уж и сурово. Служебная машина областного управления ФСБ катилась в сторону небольшого городка под названием Сельцо, раскинувшегося в 25 км от центра Брянска на левом берегу живописной Десны. Здесь, в школе № 1 имени Героя Советского Союза Виктора Лягина, чекиста, входящего в число лучших разведчиков Великой Отечественной войны, находится историко-краеведческий музей, которому в этом году исполнилось 50 лет

Студент Ленинградского политехнического института Виктор Лягин. 1929 год.

Студент Ленинградского политехнического института Виктор Лягин. 1929 год.

Мне вспоминалась уральская станция Талица. Перед школой в сер. 1960-х я приехал туда, чтобы погостить на родине бабушки. Помню, на станции я долго стоял у бюста разведчику Николаю Кузнецову, который украшала Звезда Героя. Нас встретила запряжённая лошадкой телега и отвезла в село Балаир, где жила наша родня. Именно там, в Балаире, ходил в школу маленький Ника Кузнецов, который был родом из соседней деревни Зырянка.

Кстати, в Тюмени мы жили недалеко от Сельхозинститута, в котором Николай Кузнецов учился в сер. 1920-х годов. Вход в институт тоже украшает бюст Кузнецова. В те далёкие 1960-е годы ребятишки жили рассказами фронтовиков, которые были ещё молодыми, во всяком случае, моложе, чем я сегодня. Поэтому во дворе мы играли исключительно в войну — русские против немцев. Однако, когда отец привёл меня в тюменский Клуб юных чекистов «Дзержинец», расположенный в старинной водонапорной башне, с улицей я распрощался раз и навсегда. Тем более что чекистом был и обер-лейтенант Пауль Зиберт, он же Колонист, он же Николай Иванович Кузнецов — мой земляк. Безупречное владение языком, немецкая форма, арийская внешность — и беспощадность к захватчикам, беззаветная преданность Иосифу Сталину.

Уже в Москве, общаясь с чекистами, лично знавшими Кузнецова, готовившими его к заброске в немецкий тыл, я стал понимать, что он был не просто уникальным уральским самородком, который «и один в поле воин». Он был звеном созданной в те годы системы госбезопасности, ориентированной на укрепление и защиту государственности и национальных интересов в преддверии неизбежного столкновения с англосаксонским миром.

Возглавив госбезопасность осенью 1938 года, Лаврентий Берия сразу же выдвинул в руководство внешней разведки Павла Фитина — ещё одного тюменца. То же самое в контрразведке: её руководителем Берия назначил Петра Федотова. Именно у Федотова начал работать в 1938 году вызванный в Москву Колонист — Николай Кузнецов. Тогда же в разведку пришли Леонид Квасников, Виктор Лягин, Владимир Молодцов и Иван Кудря. Получили повышение Павел Судоплатов, Василий Зарубин, Александр Коротков и многие другие. В годы войны Кузнецов, Кудря, Молодцов и Лягин станут руководителями нелегальных разведовательно-диверсионных резидентур — соответственно, в Ровно, Киеве, Одессе и Николаеве, по существу, изменивших ход Великой Отечественной войны и внёсших колоссальный вклад в Победу. На родину к одному из них — Виктору Александровичу Лягину — я и ехал вместе с чекистами областного управления ФСБ.

Разные материалы

Литейный, 4

А на Литейном силуэт знакомый Вознёсся над красавицей Невой. Повсюду он Большим зовётся домом, А для чекиста это дом родной.