Открытие новой экспозиции в Зале истории Управления,
посвященной 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады и окончания партизанской войны на территории оккупированной части Ленинградской области

Ленинградский чекист  капитан И. В. Авдзейко . 1943 г.30 января 2019 года в Зале истории Управления была торжественно открыта экспозиция, рассказывающая о служебном и боевом пути заслуженного ленинградского чекиста И. В. Авдзейко. В годы Великой Отечественной войны Игорь Владимирович возглавлял особую оперативную группу НКВД при прославленной 5-й Ленинградской партизанской бригаде.

Строя свою работу в тесной связке с командиром и комиссаром бригады – Героями Советского Союза К. Д. Карицким и И. И. Сергуниным, он внес весомый вклад в чекистское обеспечение разведывательно-диверсионной деятельности и собственной безопасности самого крупного на оккупированной территории Ленинградской области партизанского соединения.

В открытии выставки участвовали члены президиума Совета ветеранов Управления во главе с генерал-лейтенантом запаса В. С. Гусевым, сотрудники кадрового аппарата Управления. Пояснения по экспозиции дал один из разработчиков экспозиции член президиума Совета О. П. Аксенов:

Пояснения по экспозиции дал один из разработчиков экспозиции член президиума Совета О. П. Аксенов

Было отмечено, что благодаря опергруппе Авдзейко бригада имела агентуру во всех основных населенных пунктах своего района боевых действий, в том числе - в административно-хозяйственных и полицейских аппаратах и подразделениях РОА. С помощью агентов и разведчиков-маршрутников осуществлялся постоянный контроль за движением и дислокацией немецких войск. Сотрудники группы провели десятки диверсионных актов на железнодорожном транспорте и на шоссейных дорогах, выявили более 450 предателей и изменников Родины. Своей разведывательной и контрразведывательной работой, личным участием в боях чекисты способствовали созданию в тылу врага крупнейшего Партизанского края, в котором на территории восьми административных районов нынешних Псковской и Новгородской областей были восстановлены органы Советской власти.

И. В. Авдзейко родился в 1916 году в Казани. Его детство и юность прошли в Мариуполе, где он учился в трудовой школе, школе ФЗУ, на рабфаке. В 1936 году приезжает в Ленинград, чтобы получить высшее образование. Здесь судьба Авдзейко надолго оказалась связанной с органами государственной безопасности. В 1939 году Игорь Владимирович заканчивает ведомственное учебное заведение, становится сотрудником Ленинградского управления НКВД. В годы войны выполняет ответственные поручения Управления по зафронтовой работе: руководит Мгинским оперативным пунктом по выводу в тыл противника разведчиков и партизанских отрядов, а с февраля 1943 года по февраль 1944 года возглавляет оперативную группу при 5-й партизанской бригаде.

В послевоенные годы И. В. Авдзейко находится на руководящих должностях в горотделах Управления в Луге и Волосово Ленинградской области, успешно руководит контрразведкой в территориальных органах МГБ – КГБ в Читинской и Томской областях.

Боевые и служебные заслуги полковника И. В. Авдзейко высоко оценены государством. Он награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За оборону Ленинграда», «Партизану Отечественной войны» 1 степени, «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «За боевые заслуги», «За отвагу». Его грудь украшали две высших ведомственных награды: знаки «Заслуженный работник НКВД» (1942 г.) и «Почетный сотрудник госбезопасности» (1957 г.) Игорь Владимирович был одним из немногих советских чекистов того времени, удостоенных двух этих наград.

Свой жизненный путь И. В. Авдзейко окончил 8 сентября 1970 года в Томске.

Ветераны Петербургского управления ФСБ России стремятся всесторонне исследовать боевую деятельность И. В. Авдзейко, ими опубликован ряд книг и статей, раскрывающих роль этого заслуженного чекиста в достижении победы над гитлеровскими захватчиками в стратегической битве за Ленинград в период Великой Отечественной войны. Память об этом бережно передаётся молодым сотрудникам.

 Выступление О. П. Аксенова о боевом, служебном и жизненном пути И. В. Авдзейко на Исторических чтениях в Управлении «Ленинградские чекисты на защите Ленинграда. 1941 -1944 гг.» 6 февраля 2019 года

Выступление О. П. Аксенова о боевом, служебном и жизненном пути И. В. Авдзейко на Исторических чтениях в Управлении «Ленинградские чекисты на защите Ленинграда. 1941 -1944 гг.» 6 февраля 2019 года

На фото: выступление О. П. Аксенова о боевом, служебном и жизненном пути И. В. Авдзейко на Исторических чтениях в Управлении «Ленинградские чекисты на защите Ленинграда. 1941 -1944 гг.».
6 февраля 2019 года.  Текст выступления:

 

Партизанский «особист» И. В. Авдзейко

Одним из самых прославленных партизанских соединений, действовавших на оккупированной территории Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны, стала 5-я Ленинградская партизанская бригада второго формирования.
Бойцы бригады нанесли фашистам большой урон в живой силе и технике, спасли от угона в немецкое рабство 40 тысяч советских жителей, создали в 1943 году в тылу противника крупнейший в области Партизанский край, где были восстановлены органы Советской власти. К концу партизанской войны в марте 1944 года эта бригада насчитывала свыше 7 тысяч человек , превратилась в наиболее мощную из всех тринадцати ленинградских партизанских бригад, дала славной истории обороны Ленинграда пять Героев Советского Союза.

Героями стали знаменитые руководители бригады: командир Константин Дионисьевич Карицкий и комиссар Иван Иванович Сергунин. С их именами заслуженно связываются боевые успехи бригады. Этот факт зафиксирован и в гимне партизанского коллектива:

Путь по тылам всегда суров и труден,
Но сквозь огни прошли наши полки.
Нас в бой вели Карицкий и Сергунин,
В бой нас вели орлы-большевики.

Только узкий круг исследователей истории партизанского движения знал о том, что весь период боевых действий этой бригады плечом к плечу с К. Д. Карицким и И. И. Сергуниным воевал против немецко-фашистских захватчиков офицер госбезопасности Игорь Владимирович Авдзейко. Официально его должность называлась: начальник оперативной группы при 5-й Ленинградской партизанской бригаде. Он был прикомандирован к бригаде 4-м (разведывательным) отделом Ленинградского управления НКВД СССР. Подлинная роль И. В. Авдзейко в боевых успехах бригады начала раскрываться творческими усилиями ветеранов Управления ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области лишь в начале текущего десятилетия, когда была рассекречена часть ведомственных архивов. Но полной информации о служебном и жизненном пути Игоря Владимировича ветераны до недавних пор не имели.

Помогла так называемая «мировая паутина». Было известно, что И. В. Авдзейко заканчивал военную службу в Томске. С помощью Интернета удалось установить связь с его сыном – Владимиром Игоревичем Авдзейко, который предоставил петербургским исследователям целый ряд очень важных документов из семейного архива. Благодаря поддержке руководства Петербургского управления ФСБ от томских коллег поступили биографические сведения о ленинградском чекисте-партизане. В результате сложилось достаточно полное представление о судьбе нашего знаменитого коллеги военного времени.

Игорь Владимирович Авдзейко родился 18 марта 1916 года в Казани в семье врача. С 1923 года в связи с семейными обстоятельствами проживал в Мариуполе. В тот период молодая Советская страна активно строила новое общество, вела борьбу с неграмотностью населения, многое делала для органического соединения образования и производства. Игорь Владимирович учился в трудовой школе, потом в школе фабрично-заводского ученичества, работал станочником по дереву мебельной фабрики «Кооператор». С желанием занимался общественной деятельностью, возглавлял первичную комсомольскую организацию фабрики. В 1936 году он закончил рабфак по подготовке рабочих и крестьян для поступления в высшие учебные заведения и уехал в Ленинград, где в 1937 году выдержал испытания и был зачислен на первый курс Института советской торговли имени Ф. Энгельса.

Но учеба в вузе продлилась недолго. В сложной международной обстановке для укрепления безопасности Советского Союза остро требовались молодые и образованные кадры, преданные новой власти. И. В. Авдзейко в своей автобиографии отмечает: «15 марта 1938 года я был мобилизован в Межкраевую школу ГУГБ НКВД СССР, которую в марте 1939 года закончил, после чего был направлен на работу в Управление НКВД по городу Ленинграду» . Судьба И. В. Авдзейко на долгие годы оказалась связанной с органами государственной безопасности страны.

Службу он начал в звании сержанта госбезопасности. Проявленный в ходе обучения в Межкраевой школе большой интерес к агентурно-оперативному процессу, полученная профессиональная подготовка, достаточная политическая грамотность помогли И. В. Авдзейко быстро усваивать опыт чекистской работы. В Ленинградском управлении НКВД он был направлен в ведущее контрразведывательное подразделение – 3-й отдел - сразу на должность старшего оперативного уполномоченного. За последующие два предвоенных года успешно освоил несколько важнейших участков оперативной деятельности, стал коммунистом – членом ВКП (б).

В этот период для органов государственной безопасности первостепенное значение приобретает задача принятия превентивных мер по упреждению возможной агрессии нацистской Германии против СССР, получения информации о сроках нападения. В русле проведенной реорганизации оперативных подразделений в Ленинградском управлении НКГБ СССР 5 марта 1941 года создается новый отдел – разведывательный . Это была одна из мер противодействия устремлениям многочисленных германских спецслужб. В состав разведывательного отдела вошли наиболее подготовленные сотрудники Управления, прежде всего – 3-го (контрразведывательного) отдела. Среди них был и И. В. Авдзейко. Ему предстояло принимать участие в анализе поступающей информации, разработке сложных чекистских операций и соответствующих рекомендаций.

С началом Великой Отечественной войны задачи разведотдела постоянно трансформировались в соответствии с быстро меняющейся ситуацией на северо-западном театре военных действий. Однако непременно в поле зрения отдела всегда оставались проблемы оперативного обеспечения партизанских формирований, разведывательной и диверсионной деятельности во вражеском тылу.

Наиболее тяжело складывалась обстановка в июле – августе 1941 года, когда рвущиеся к Ленинграду фашисты быстро продвигались вглубь Ленинградской области. Обком ВКП (б) направляет в прифронтовую полосу своих уполномоченных для организации на захваченной противником территории работы по созданию партизанских отрядов и подпольных организаций. По указанию руководства разведотдела И. В. Авдзейко участвует в этой работе в юго-восточных районах области с центром в г. Старая Русса в составе группы специалистов, возглавляемой секретарем обкома партии А. Н. Шинкаревым .

В условиях стремительного натиска врага группа решала вопросы формирования отрядов народных мстителей, перехода местных руководителей и сотрудников НКВД на подпольные методы деятельности. Вносились коррективы в агентурную сеть. В лесах закладывались базы с оружием, боеприпасами и продуктами питания. Для связи с населением и партизанами в захваченных районах подбирались «связники». Это были первые важные шаги обкома партии и Управления НКВД по реальному управлению ходом партизанской войны на территории области.

В конце августа 1941 года разведывательный отдел укрепляется и реорганизуется в 4-й отдел с возложением на него функций организации и руководства боевой деятельностью истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп. Смысл этого состоял в том, чтобы взять под свой контроль ситуацию на оккупированной территории Ленинградской области.

Вдоль линии противостояния войск 4-й отдел создаёт оперативные пункты для ведения разведывательной работы с позиций прифронтовой полосы, переправки наших разведчиков и партизанских отрядов в немецкий тыл. Раньше других был организован оперпункт Мгинского направления (Шлиссельбург – Тосно) под руководством И. В. Авдзейко. Игорь Владимирович одновременно становится заместителем начальника 2-го отделения 4-го отдела и получает офицерское звание – младший лейтенант госбезопасности.

Удостоверение Авдзейко И.В.


Сотрудники оперпункта тесно взаимодействовали с командованием воинских частей, определяли участки фронта, которые наиболее подходили для вывода разведчиков и народных мстителей в тыл противника. Здесь же проходила подготовка кандидатов на зафронтовую работу. Для них отрабатывались задания и сроки их выполнения, намечались маршруты движения по территории, занятой врагом. Уже спустя два месяца после начала работы - к 1 ноября 1941 года - Авдзейко и его коллеги подготовили и направили во вражеский тыл пять разведчиков-маршрутников, приняли и провели через линию фронта две оперативные и три боевые группы общей численностью 57 человек . Территория Мгинского направления подвергалась, по существу, челночной разведывательной обработке в интересах Северо-Западного, а позднее – и Волховского фронтов. Было очень важно не пропустить концентрацию немецких войск и нанесение удара по Ленинграду со стороны Мги – Тосно.

Оперативную подготовку на Мгинском переправочном пункте прошли многие разведчики из числа местных жителей, молодежи. Часть из них стала в дальнейшем командирами разведывательно-диверсионных групп, чекистами. Свой опыт зафронтовой деятельности здесь пополняли и штатные сотрудники Ленинградского управления НКВД. Так, длительная совместная работа на оперпункте связывала И. В. Авдзейко с К. Д. Карицким, будущим командиром легендарной 5-й партизанской бригады, который неоднократно возвращался сюда после выполнения заданий в тылу противника. Тогда Карицкий находился в подчинении Авдзейко.

Работа оперпункта, особенно – вначале, первой блокадной зимой, проходила в тяжелейших условиях. Вот как И. В. Авдзейко характеризует обстановку в своих воспоминаниях, хранящихся в его семье:

«Отсутствие на первом этапе радистов в разведгруппах, невозможность снабдить их провиантом на длительный период вынуждали посылать разведгруппы в тыл противника лишь на короткое время и действовать в прифронтовой полосе. Каждый переход линии фронта требовал большого нервного напряжения и большого риска для жизни разведчиков. Были случаи, когда людям, уходящим в тыл противника, выдавалось несколько вареных картошек, небольшой кусок конины и несколько сухарей. Зимой не хватало лыж и маскировочных халатов. Когда немцы подошли к гор. Волхову и заняли гор. Тихвин, чтобы получить 10 литров бензина и продукты по аттестату на пять человек (это все, кто был у нас в опергруппе), надо было идти к командующему 54-й армией генералу И. И. Федюнинскому.

Только беспредельная любовь к Родине, осознание своего долга и жгучая ненависть к врагу помогали всему коллективу опергруппы преодолевать трудности и с честью выполнять стоящие перед нами задачи. Добытые разведданные немедленно передавались в особый и разведывательный отделы армии, одновременно сообщались в Управление НКВД, часть из них получала высокую оценку командования».

Заслуги И. В. Авдзейко в оперативно-служебной деятельности за первый военный год были отмечены высшей ведомственной наградой – знаком «Заслуженный работник НКВД». Летом 1942 года его опыт оказался востребован на очень остром участке борьбы с врагом – защите действовавшего на юге оккупированной части Ленинградской области первого Партизанского края. Во главе группы чекистов он прибыл в расположение 2-й партизанской бригады, которая обороняла Край и испытывала в противостоянии с вооруженными «до зубов» карателями серьезные трудности. Немецкое командование приняло решение о ликвидации в своем тылу возрожденной Советской власти и силами авиации, танков, регулярных полевых войск осуществляло крупную карательную операцию.

Бригаде была оказана штатная чекистская поддержка. Руководство Управления планировало назначить И. В. Авдзейко начальником оперативной группы при 2-й бригаде, но болезнь не позволила ему вступить в должность. Эту должность занял прибывший в Партизанский край вместе с Авдзейко и прошедший с ним подготовку сотрудник Г. И. Репин. Позднее в одной из своих публикаций о той командировке он назовет Игоря Владимировича всесторонне развитым, бывалым человеком и отметит: «Мы, молодые чекисты, многому у него учились, нам он казался стариком» . А ведь Авдзейко тогда исполнилось всего 26 лет, и некоторые «молодые» коллеги были существенно старше его.

Завершив излечение тяжелого заболевания, И. В. Авдзейко вновь возвращается к зафронтовой работе. В начале 1943 года он получает внеочередное воинское звание старшего лейтенанта госбезопасности и, находясь в должности заместителя начальника уже 1-го отделения 4-го отдела Управления, назначается начальником оперативной группы при 5-й Ленинградской партизанской бригаде. Эта бригада создавалась как ударное, наиболее боеспособное формирование, поэтому и для её чекистского обеспечения требовался руководитель, имевший богатый опыт разведывательной и контрразведывательной деятельности на оккупированной территории.

После короткой подготовки опергруппа в составе И. В. Авдзейко, его заместителя В. Д. Загребалова и радиста Г. Н. Воинова 19 февраля 1943 года десантировалась на парашютах в немецком тылу около озера Сево Дедовичского района нынешней Псковской области . Здесь после испытания первыми боями с карателями находилась на марше к месту нового базирования созданная несколько дней назад 5-я бригада. В бригаде судьба вновь соединит двух заслуженных ленинградских чекистов: комбрига К. Д. Карицкого, который ещё недавно во главе батальона специального назначения защищал Партизанский край, и одного из лучших знатоков зафронтовой деятельности И. В. Авдзейко. Их совместная дружная работа, основанная на взаимном доверии, способствовала сплочению личного состава бригады, повышению её боеспособности и внутренней безопасности.

Игорь Владимирович с честью оправдает оказанное ему доверие руководства 4-го отдела и заслужит полное признание товарищей по партизанской борьбе. Спустя годы, редактор бригадной газеты «Партизанская месть» М. Г. Абрамов напишет:
«В 5-й бригаде группу чекистов возглавлял Игорь Владимирович Авдзейко. Он прошел большую школу работы и борьбы в тылу врага, не раз был на волоске от смерти. Живой, весёлый и общительный с товарищами, сосредоточенный, строгий и всегда справедливый в работе, Авдзейко пользовался в бригаде исключительным авторитетом» .

Опергруппа Авдзейко сразу приступила к разведывательной деятельности на маршруте движения бригады. Район её боевых действий был насыщен немецкими спецслужбами и приданными им карательными отрядами. Из наиболее подготовленных бойцов опергруппой были сформированы и направлены к ближайшим стратегически важным участкам железных и шоссейных дорог Псковщины четыре разведывательно-диверсионные группы. Последовали подрывы железнодорожного полотна, мостов. Чекистам удалось собрать довольно полные данные о местах дислокации немецких гарнизонов. Бригада начала громить волостные управления оккупантов, чем располагала к себе местное население. Познавшие жестокость «нового немецкого порядка» люди стали оказывать партизанам содействие, пополняли ряды народных мстителей.

К середине марта завершается организационное оформление 5-й бригады. Вместе с переброшенными по воздуху из советского тыла двумя дополнительными партизанскими отрядами она насчитывала более 500 человек. И. В. Авдзейко отметит: «Бригада имела, кроме боевых отрядов, политотдел, особый отдел, медицинскую службу и службу связи» .


Боевой путь 5-й ЛПБ:

Боевой путь 5-й ЛПБ

Игорь Владимирович действительно считал себя начальником особого отдела бригады, был по своим взглядам «особистом». Хотя с 18 августа 1942 года действовало Положение «Об организации особых оперативных групп при отдельных партизанских бригадах», утвержденное начальником Управления НКВД по Ленинградской области П. Н. Кубаткиным . В соответствии с этим документом чекистские структуры создавались именно при бригадах, а не в них, как ранее работали особые отделы. И подчинялись теперь оперативные группы только 4-му отделу Управления. Тем самым устранялась имевшая место порочная практика подчиненности оперативного состава комиссарам бригад и вмешательства командования в организацию агентурной работы.

Но и понять И. В. Авдзейко можно, ибо и обстановка в 5-й бригаде была особой. Бригада была единственной среди тринадцати подобных партизанских формирований области, которым командовал чекист. И Карицкий, и Авдзейко являлись сотрудниками 4-го отдела Управления, давними боевыми товарищами, между ними установились отношения полного взаимопонимания. Отличный деловой и человеческий контакт у каждого из них, без каких-либо «тёрок», был и с комиссаром бригады И. И. Сергуниным. Таким образом, в 5-й бригаде сложился своеобразный руководящий триумвират, объединенный высокой общенациональной целью – в захваченных немцами районах «создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу…» .

И. В. Авдзейко излагает свое видение по данному вопросу следующим образом:

«Исходя из конкретных условий, в которых находилась опергруппа, руководствуясь требованиями партии и правительства по организации борьбы советского народа на временно оккупированной территории, где командир и комиссар были полновластными представителями партии и правительства, чекисты считали себя составной частью боевого механизма бригады, строили свою работу в соответствии с задачами, стоящими перед бригадой. Они делали всё от них зависящее, чтобы способствовать успешной борьбе партизан с фашистской нечистью. Этим и объясняется, что опергруппу Управления НКВД партийные органы, партизаны и местное население называли особым отделом народных мстителей и считали неотъемлемой частью партизанского соединения, решающую вместе со всеми задачу по разгрому фашистских полчищ на подступах к Ленинграду» .

Вскоре 5-я бригада попадает под мощный пресс очередной карательной экспедиции немцев. Вторая половина марта проходит в непрерывных боях, часто под ураганным огнем противника. Бригаде удаётся оторваться от карателей. Всё это время сотрудники опергруппы И. В. Авдзейко, несмотря на личное участие в боях, продолжали выполнять свои непосредственные задачи – выявлять предателей, изменников Родины и агентуру противника. Опергруппой был локализован, например, немецкий агент, засланный в район дислокации бригады с целью узнать её силы и замыслы. Если бы он не был обезврежен, враг, зная обстановку, при выходе партизан из окружения мог ударить по движущейся колонне. Потери были бы огромны.

В труднейшем весеннем противоборстве с фашистами 5-я бригада доказала свою боеспособность. Ленинградский штаб партизанского движения определяет для бригады новый район боевых действий. Им стала оказавшаяся без партизанского влияния территория важнейших коммуникаций противника между Варшавской и Витебской железными дорогами на участках Луга – Струги Красные и Батецкая – Дно, а также железной дорогой Дно – Порхов. Бригаде предстоял очень тяжелый и опасный 300-километровый марш к месту назначения по весенней распутице с оружием, боеприпасами, продуктами питания и ранеными. И, конечно, при неизбежных столкновениях с карателями.

Опергруппа И. В. Авдзейко строила свою работу, исходя из поставленных перед бригадой боевых и диверсионных задач и специфики районов действий. Чекисты налаживали четкое взаимодействие с командирами отрядов, помогали формировать из партизан специальные группы, осуществлять их подготовку и направлять на конкретные объекты устремлений партизанского соединения. В ходе следования в заданный район оперативной группой делалось всё возможное для обеспечения сохранности личного состава бригады. Достигалось это получением, прежде всего от местного населения, своевременной информации о дислокации немецких гарнизонов и карательных подразделений. В результате на марше бригада могла уклоняться от боестолкновений с врагом. Но превосходство в численности и огневой мощи позволяло противнику варьировать тактику преследования бригады и всё же навязывать ей боевые действия, на которые партизаны вынуждены были идти.

Преодолев большие трудности, 5-я бригада к началу лета 1943 года прибыла в район назначения. Обстановка в нём была очень сложной. И. В. Авдзейко отмечал: «Ещё в 1941 году партизанские отряды Уторгошского, Плюсского и Стругокрасненского районов были разгромлены гитлеровцами. Большинство местного населения терроризировано. В населенных пунктах много немецкой агентуры, предателей и изменников» . К моменту прихода бригады здесь размещались несколько немецких дивизий, прибывших с фронта для отдыха, переформирования и охраны этой территории, имеющей большое военно-стратегическое значение. Именно здесь проходили основные железные и шоссейные дороги, которые полностью питали войсковые группировки врага, стоявшего у стен Ленинграда.

Немецкое командование сразу стало принимать решительные меры к уничтожению 5-ой бригады. Лето 1943 года для партизан прошло в непрерывных маневренных боях с карателями. Бригада понесла значительные потери и на 20 августа имела в своем составе всего 222 человека .

Ленинградский штаб партизанского движения потребовал от руководства бригады установить тесную связь с местным населением, коренным образом улучшить с ним массово-политическую работу и на этой основе обеспечить рост личного состава соединения. При этом Штаб оказал партизанам кадровую, материальную и политическую поддержку. Наиболее подготовленные коммунисты и комсомольцы бригады направлялись в деревни, чтобы донести до жителей правду об успехах Красной Армии и народных мстителей, доставляли населению сотни тысяч листовок и газет, отпечатанных в партизанской типографии и присланных из Центра. Люди осознавали необходимость вооруженной народной борьбы против захватчиков советской земли, активно пополняли ряды партизан.

Многократно увеличившаяся в течение двух-трех месяцев 5-я бригада подняла трудящихся Лужского, Батецкого, Уторгошского, Плюсского, Солецкого, Стругокрасненского, Дновского и Порховского районов на восстание против немцев и взяла под свою боевую защиту более 100 тысяч жителей повстанческого края . Бригада практически парализовала работу местных коммуникаций противника, а в январе – феврале 1944 года оказала необходимую боевую помощь наступавшим войскам Красной Армии.

Конечно, произошло это не по «мановению волшебной палочки» и не только в результате чисто количественного роста бригады. Высочайший командный и человеческий уровень руководства бригадой проявили её командир К. Д. Карицкий и комиссар И. И. Сергунин, чем снискали заслуженный авторитет у партизан и доверие местного населения. Рядом с ними постоянно был главный «особист» бригады И. В. Авдзейко, привносивший во все управленческие решения и боевые действия столь важную чекистскую составляющую. В чем же она заключалась?

В основном районе базирования перед И. В. Авдзейко и его коллегами встала первейшая задача – выявлять ставленников фашистского режима и разоблачать их перед народом. Необходимо было лишить немецкое командование информации о местах расположения и планах подразделений бригады, о деятельности помощников партизан из числа местных жителей. Партизанское возмездие в отношении ярых прислужников фашистов отрезвляюще действовало на лиц, поступивших на службу к оккупантам. Многие старосты, полицейские, попавшие на эту работу не по своему желанию, бросали службу у немцев, а иногда продолжали её, но уже по заданию партизан.

Авдзейко, опираясь на агентурный аппарат среди местных жителей, в том числе работающих в немецких учреждениях, сумел четко организовать деятельность оперативного состава по всему спектру проблем разведывательного и контрразведывательного характера. Чекисты систематически добывали данные о немецких гарнизонах, штабах воинских подразделений, военных объектах и действиях оккупационных властей, бланки их документов, необходимых для передвижения и легализации разведчиков на оккупированной территории. Полученная опергруппой информация позволяла бригаде эффективно вести боевые операции против карателей, пускать под откос неприятельские эшелоны, уничтожать властные структуры противника.

В число стоящих перед И. В. Авдзейко задач входило содействие разведывательно-диверсионным группам, направлявшимся 4-м отделом в места дислоцирования 5-й бригады. Процесс оперативного сопровождения таких групп - а их насчитывалось до десяти – был обоюдополезным. С одной стороны, большой опыт Авдзейко способствовал существенному возрастанию эффективности их разведывательных и боевых операций. С другой, - бригада получала дополнительные «рычаги» влияния на обстановку в зоне её оперативной ответственности.

В непосредственном подчинении И. В. Авдзейко находилась, например, разведывательно-диверсионная группа «Лужане» из пяти человек, возглавлявшаяся А. И. Ивановым. В течение продолжительного времени, с марта 1943 года по февраль 1944 года, она вела в заданном районе постоянный контроль передвижения противника по железнодорожным и другим магистралям, устанавливала расположение немецких гарнизонов, складов, баз, выявляла предателей, привлекая к этой работе местных жителей. Полученная информация регулярно передавалась по рации опергруппе Авдзейко. «Лужане» проводили многочисленные диверсионные акты, осуществляли разложение гарнизонов Русской освободительной армии (РОА), уводили от гитлеровского произвола в лес людей из окружающих деревень. В результате из крестьян и бывших власовцев были созданы два отряда общей численностью свыше 400 человек, которые вошли в дальнейшем в 5-ю партизанскую бригаду. При активной помощи личного состава группы «Лужане» в ноябре 1943 года в Стругокрасненском и Плюсском районах была восстановлена Советская власть.

Агитационная работа в немецких лагерях советских военнопленных и подразделениях РОА из добровольцев-власовцев велась в русле оперативных интересов чекистов 5-й бригады. По заданию Авдзейко пленный военврач В. Л. Ваневский дважды приводил в бригаду группы военнопленных. С его участием были установлены места дислокации сформированных немцами структур РОА . Важное значение имела информация о наличии групп власовцев при каждой немецкой дивизии для ведения пропаганды в районах дислоцирования. Это способствовало реализации партизанских мероприятий по разложению предательских структур и было ещё одним источником пополнения бригады.

Массовый приток в бригаду местного населения, в том числе и лиц, ранее, служивших в фашистской армии и немецких учреждениях, конечно же, использовался спецслужбами гитлеровцев для засылки своей агентуры в партизанские подразделения. Поэтому вопросам контрразведывательной работы, связанной с обеспечением собственной безопасности бригады, сотрудники опергруппы Авдзейко уделяли первостепенное внимание. Ими тщательно изучались все подозрительные лица среди нового пополнения. В результате чекистами был выявлен ряд агентов немецкой тайной полевой полиции (ГФП) и предателей, была вскрыта и обезврежена группа вражеских разведчиков под руководством Клочкова. Все члены этой группы были изменниками Родины. Они окончили немецкую разведывательную школу в Гатчинском районе и выдавали себя за группу разведчиков Красной Армии, потерявшую связь с советским тылом. Чекисты помогли им «восстановить» эту связь и отправили самолетом всю группу в Ленинград к фронтовым следователям.

Оперативное подразделение И. В. Авдзейко являлось генератором систематической работы по повышению бдительности партизан и мирного населения. При полной поддержке чекистских забот командованием и партийной организацией бригады в проводимых массово-политических мероприятиях, в газете «Партизанская месть» постоянно разоблачались коварные замыслы врага, рассказывалось о выявленных предателях. Результатом этой работы является пример поимки местными жителями и выдачи партизанам старшины Хрединской волости, агента гестапо Быстрякова, который систематически предавал партизан и лиц им помогавших. По его доносам гестапо замучило в своих застенках и расстреляло около 100 человек, было отправлено на каторгу в Германию 50 молодых людей волости. Состоявшийся в 1943 году партизанский суд приговорил Быстрякова к повешению. Представители населения привели приговор в исполнение .

Во время наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов на завершающем этапе битвы за Ленинград оперативная группа И. В. Авдзейко обеспечивала командование 5-й бригады необходимой разведывательной информацией, используя которую партизаны нанесли сокрушительные удары по тылам противника, ускорив победное продвижение советских войск. Личное участие в этих боевых действиях бригады, как и ранее, принимали сотрудники оперативной группы Авдзейко.

За весь период работы в 5-й бригаде с февраля 1943 года по февраль 1944 года чекисты группы Авдзейко завербовали 111 агентов из числа местных жителей. Бригада имела агентуру во всех основных населенных пунктах своего района действий , в том числе - в административно-хозяйственных и полицейских аппаратах и подразделениях РОА. С помощью агентуры и разведчиков-маршрутников осуществлялся постоянный контроль за движением и дислокацией немецких войск. Опергруппа провела 8 диверсионных актов на железнодорожном транспорте, взорвала 9 мостов на шоссейных дорогах, выявила 479 предателей и изменников Родины .

За образцовое выполнение заданий Правительства СССР по охране государственной безопасности в условиях военного времени И. В. Авдзейко был награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 2 степени.

В звании капитана госбезопасности он назначается начальником Лужского городского отдела Управления НКВД по Ленинградской области и работает в этой должности до февраля 1948 года. Хорошо владея знаниями о тайной борьбе между спецслужбами СССР и Германии в годы войны на территории этого района, Авдзейко успешно занимается розыском агентов немецких контрразведывательных органов, обеспечивает выявление государственных преступников. Признанием высокого профессионального авторитета Игоря Владимировича стало его избрание в 1944 году членом бюро Лужского горкома ВКП (б). В 1947 году ему присваивается воинское звание майора госбезопасности.

Судьба распорядилась далее таким образом, что в 1949 году И. В. Авдзейко переводится на должность заместителя начальника Волосовского горотдела Управления МГБ по Ленинградской области, но в августе 1950 года на этом же должностном уровне вновь возвращается в Лужский горотдел. А уже 18 октября Авдзейко и его семья отбывают к новому месту его службы в Управлении МГБ СССР по Читинской области.

В Читинском управлении МГБ – КГБ при Совете Министров СССР Игорь Владимирович служил в должности заместителя начальника, а с 1954 года – начальника 2-го (контрразведывательного) отдела. Он принимал непосредственное участие в разработке и проведении оперативных мероприятий, направленных на разоблачение и пресечение подрывной деятельности на территории СССР агентов иностранных разведок. В этот период Авдзейко становится подполковником, получает второй орден Красной Звезды.

В июле 1955 года И. В. Авдзейко переводится в Управление КГБ по Томской области, где в течение семи последующих лет также возглавляет 2-й отдел. Его плодотворная работа по противодействию проискам спецслужб иностранных государств в условиях «холодной войны» была высоко оценена ведомством, местными партийными и советскими органами.

В 1957 году Авдзейко вручается высшая ведомственная награда – нагрудный знак «Почетный сотрудник госбезопасности», ему присваивается воинское звание полковника.

Полковник И. В. Авдзейко. Конец 1950-х гг.


В августе 1962 года И. В. Авдзейко увольняется в запас КГБ. Он деятельно участвует в общественной работе, передает свой богатейший оперативный опыт молодому поколению чекистов. Игорь Владимирович не раз выступал с докладами на торжественных мероприятиях в Томском управлении, посвященных знаменательным датам в истории страны и органов государственной безопасности. Продолжал поддерживать связи с товарищами по партизанской борьбе и службе в Ленинградской области, оставил об этом времени бесценные воспоминания.

В 1960-е годы И. В. Авдзейко переписывался с комиссаром 5-й партизанской бригады И. И. Сергуниным, который работал тогда в Новгороде вторым секретарем обкома КПСС и выступал в прессе со статьями о военном времени. Известно, что «Авдзейко рекомендовал Сергунину больше писать о партизанской молодёжи и участии сотрудников органов госбезопасности в партизанском движении. Кроме того, он обращал внимание на необходимость показывать в публикациях не только положительные стороны движения, но и «со всей большевистской принципиальностью» писать о недостатках и неудачах» .

И в этом весь Игорь Владимирович Авдзейко – неравнодушный ко всему окружающему человек, остающийся верным своим убеждениям и преданным советскому Отечеству. Он был таковым до последнего дня своей жизни – 8 сентября 1970 года, когда остановилось его сердце. Сердце заслуженного ленинградского чекиста и партизана, надорванное запредельными трудностями военного лихолетья - бесконечными партизанскими рейдами по лесам, снегам и болотам в боевом противоборстве с матерым врагом.

Аксенов О. П.,
член президиума Совета ветеранов
Управления ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и
Ленинградской области,
полковник в отставке

 *****

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

petropavlovka.jpg