Организация ветеранов
Организация ветеранов нашего Управления была создана 24 января 1967 года. В нее вошли бывшие сотрудники органов государственной безопасности, военной контрразведки и пограничных войск. Это преданные делу служения Родине профессионалы, честные, мужественные, верные долгу и присяге чекисты.

С Егором, командиром группы батальона «Ахмат», я познакомился совершенно случайно, отдыхая в Сочи, в санатории имени Михаила Васильевича Фрунзе. Известный санаторий, построенный 1922 году для партийно-советского актива, по-прежнему сохранил атмосферу советской эпохи. Разговорились за бильярдным столом. Я рассказал о том, как петербуржцы помогают российской армии в трудную годину. Частные лица собирают и отправляют для фронта перевязочные средства, медикаменты, воду, транспорт и многое другое, вплоть до книг. Получился откровенный разговор. Егор рассказал, что недавно вернулся с фронта, где воевал в составе отряда «Ахмат», то есть в переводе с чеченского — «сила», который формировался в Чеченской Республике. Всем известно, что отряду присвоено имя Героя Российской Федерации Ахмата Кадырова.

Несмотря на то, что большая часть членов батальона имела военную практику, все они без исключения под руководством опытных инструкторов вновь проходили азы военного искусства боя. Егор выбрал себе позывной «Гурон».

Если говорить о национальном составе батальона, то он вобрал в себя представителей большинства национальностей России. В его рядах можно было увидеть якута, осетина, дагестанца, ингуша, эвена, калмыка, еврея, русского и, конечно, чеченца — все только добровольцы.

«Все буквально стремились на передовую, а перед отправкой кавказцы обязательно исполняли зажигательную лезгинку. Можно сказать прямо, что настрой у ребят решительный, боевой», — определил Егор моральное состояние бойцов. Каждый за спиной имел жизненный, военный опыт и в батальон пришел по зову сердца.

Предназначение, если говорить о военном деле, у батальона особое: это в первую очередь разведка, проникновение на территорию противника, уничтожение коммуникаций, блиндажей, военных складов.

На мой вопрос: «Что же самое востребованное на передовой, если говорить о материальных вещах?» — Егор не задумываясь ответил: "Вода. Только там начинаешь остро ощущать, что такое глоток простой воды. Затем сигареты. Все курят, кроме тех, кто исповедуют ислам. Очень важно иметь в достаточном количестве боеприпасы: патроны к автоматам и пулеметам, гранаты, противотанковые снаряды разных систем, в том числе отбитые у противника".

Если говорить о товарищах, то невольно Егор вспомнил цитату из повести Николая Гоголя «Тарас Бульба»: «Нет уз, святее товарищества». Именно среди сотрудников спецназа «Ахмат» я услышал выражение «братское сердце». Да, Егор подчеркнул, что каждый боец батальона, ощущая плечо товарища, называет его «братом», а прощаясь, сжимая обе ладони ушедшего в иной мир товарища, произносит: «Прощай, братское сердце, и до встречи в другом мире». Эти чувства «братья» сохраняют и тогда, когда судьба разбрасывает их по другим городам и весям.

После отдыха они вновь собираются в «железную» стаю бойцов и ждут не дождутся вызова командира «Ахмата». Егор заметил, что они мысленно стоят перед его внутренним взором: «Цыган» (Виталий Геннадьевич), «Лесик» (цирковой жонглер), «Охота» (таксист), «Медведь» (автомеханик), «77» (бизнесмен) — это все их позывные.

«Говор» — смелый боец из Новосибирска, отец четверых детей, вновь подписал контракт об участии в специальной военной операции. На вопрос Егора: «Почему, имея четверых маленьких детей, ты опять уходишь на фронт?», — «Говор» ответил просто: «Не хочу, чтобы в мою дверь постучался чужой».

Поразил рассказ о снайпере, прибывшем добровольцем из далекой республики Саха (Якутия), который уложил более сотни солдат противника.

Егор также рассказал о своем коллеге, командире 4-го батальона 2-го армейского корпуса ЛНР. Он русский, позывной «Борода», по имени Валерий, ставший среди своих бойцов живой легендой, почти в прямом смысле отцом-командиром. Как сказал Егор, его чаще можно было увидеть в окопах и блиндажах на передовой среди своих товарищей. Он был и контужен, и ранен. Скажем прямо словами из популярной песни: «комбат — батяня», не штабной капитан. Егор с уверенностью заметил, что «Борода» жив — такой комбат не должен погибнуть. Он добавил, что его обращение с бойцом было очень простое, даже сердечное. Комбат все выяснял: пожелания, потребности, проблемы, элементарные нужды — и просил: «Говорите, прямо, ничего от меня не скрывайте, а я помогу». Но, с другой стороны, он не прощал разгильдяйства, грубого нарушения дисциплины. Например, употребление алкоголя было под строжайшим запретом. По понятным причинам фамилию комбата, как и другие фамилии, в очерке не называем.

На мой вопрос «Чего же все-таки не хватает из военной техники?» — Егор ответил, что в первую очередь не хватает беспилотников, средств связи. Однако добавил, что за последний период их насыщенность в подразделениях на фронте усиливается с каждым днем. Категорически запрещено выходить на связь с близкими и друзьями по мобильной связи. Нарушители, как правило, рискуют своей жизнью и жизнью товарищей.

На мой вопрос «Есть ли у бойцов какие-то приметы, обереги?» — Егор рассказал следующую историю. Во время штурма окраины Соледара его группа ворвалась в один из частных домов, крыша которого уже горела. В «красном» углу гостиной висела, как и положено, православная икона Божьей Матери, рядом стояла еще одна. Не раздумывая ни секунды, автор истории вынес обе иконы. Как только они оказались в подразделении, в разведгруппе не было ни одного двухсотого и трехсотого, то есть смертей и ранений.

Второй случай: как-то напарник Егора спас от уничтожения в полуразрушенном доме Библию — тексты Старого и Нового Заветов - и автоматически засунул ее за бронежилет. Не успел боец выйти из горевшего дома, как его настиг осколок «польки». Мина польского производства разорвалась у ног. Она пробила сталь брони и застряла среди страниц библии. Мелкие осколки посекли лицо бойца, но он остался в живых, второй же погиб на месте. С этой минуты боец не расставался со Священным Писанием, побывал в десятках боестолкновениях, но ни одна пуля или осколок его не задели.

Мой рассказчик сделал паузу и затем добавил: «Так на фронте святые для православного человека предметы становятся реальными защитниками, и это — факт».

Жена Егора Елена присутствовала во время нашего разговора. Она добавила, что крайне важно молиться за своего близкого человека и за все российское воинство. «Это ускорит победу и спасет их», — с уверенностью заметила Елена. Она также рассказала, что их сын — военный юрист, работает сегодня в ДНР и делает непростую работу — борется за торжество законов Российской Федерации на территориях республик, вошедших в состав России.

Егор рассказал и о потерях: однажды группа разведчиков пошла на задание, но попала в засаду. Была окружена, у своих запросили «огонь на себя». Двое погибли, успев разрядить магазины автоматов, а третьего «фашисты», так в обиходе называют бойцы солдат Украины, попытались взять в плен. Когда у него закончились боеприпасы, он подорвал себя последней гранатой. Позывной героя «Руги», он прибыл добровольцем из Чебоксар, его настоящее имя Порфирьев Алексей Михайлович, светлая память.

«Таких героев очень много, но для нас, бойцов спецназа — это обыденный случай. Каждый морально готов к такому исходу», — заметил спокойно, без пафоса Егор. Известны случаи, когда опытные бойцы подрывались на минах западного производства, а иногда и на своих. Карты минных полей отсутствуют — это, безусловно, трагическая страница войны.

За всю историю подразделения «Ахмат» не было ни одного «пятисотого» случая, то есть оставление позиций без приказа командира. А формировалось истинное братство людей: в группе Егора, если говорить о национальной принадлежности, воевали: эвен, трое русских, дагестанец, ингуш, осетин — все увлеченные одной идеей: скорейшей победы. Когда же напарнику Егора оторвало ступню взорвавшейся миной, он сожалел только о том, что слишком рано покинул поле боя, оставил товарищей, не думая в ту минуту, что остался без ступни и истекал кровью. Он не умер, потому что его товарищ под огнем противника вынес на себе своего друга, и ему успели оказать медицинскую помощь. В батальоне «Ахмат» исповедуют священный принцип Александра Суворова: «сам погибай, но товарища выручай».

Если говорить о противнике, то в эфире звучит, в первую очередь, польская речь, затем английская, африканские диалекты. В захваченных блиндажах, окопах, в поле бойцы «Ахмата» находят в последнее время десятки непогребенных тел как с европейской внешностью, так и африканцев — все, понятно, наемники.

Зная, что я улетаю в Санкт-Петербург, Егор попросил навестить раненого бойца, который в это время находился на реабилитации в одном из отделений Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова в Санкт-Петербурге по адресу: Загородный проспект, 47, и передать привет и посылку. На прощание Егор положил в мою ладонь нарукавную нашивку — шеврон их батальона, обнял на прощание и добавил: «Удачи, братское сердце».

На следующий день я был по указанному адресу с пакетом в руках. Мы встретились так, словно знали друг друга очень давно и, видимо, изголодавшись по слушателю, Сергей, так звали напарника Егора, рассказал свою историю. Он получил военную специальность снайпера-пулеметчика на полигоне Гудермеса под руководством опытнейшего чеченского инструктора и выбрал позывной «Кабир».

До ухода добровольцем на фронт проживал в городе Подпорожье Ленинградской области, вел обыкновенный образ жизни гражданского человека: занимался частным бизнесом, имел двоих детей. В этом году ему исполнилось 48 лет, ранее он не имел какой-либо военной подготовки. С его слов, когда его супруга Ольга узнала о том, что ее муж улетает в Грозный, всю неделю «склоняла» его изменить решение, а смирившись, собрала, как положено, все необходимое в дорогу. После подготовки в Гудермесе в лагере спецназа Сергей оказался в батальоне «Ахмат» и стал напарником и верным товарищем Егора. Так же, как и его товарищ, Сергей отметил, с одной стороны, нехватку беспилотных аппаратов, а с другой — их массовое использование противником, так же, как и аппаратуру ночного видения, тепловизоров.

На мой вопрос «Почему же вы их не сбиваете?» — Сергей ответил, что сбивали десятками, но «фашисты» изменили тактику — их аппараты стали летать на высоте свыше трехсот метров. То есть на такой высоте их уже не то что не видно, но и не слышно. А они, зависая, передают координаты, сбрасывают бомбы, становятся «смертниками». Во время выполнения задания, когда ему оторвало правую ступню, он, описывая свое состояние, рассказал, что только почувствовал, что его как будто ударил разряд тока. Ни на мгновение он не терял сознания, а оказавшись на операционном столе, рассказывал военным хирургам анекдоты. Поделился, что, к сожалению, на войне бойцы привыкают к опасности быстро, в этой связи притупляется бдительность, что ведет к гибели того, кто в плену у этого чувства. Некоторые бойцы, нарушая приказ «ходить только группой», исчезали бесследно. Скорее всего, попадали в засаду диверсионно-разведывательной группы противника.

Одним из неудобств на передовой является отсутствие бань, так как все на «гражданке» привыкли жить по-современному. Но сейчас, как слышал Сергей, стали поставлять на фронт серийные банные домики.

Сергей поведал также о том, что очень важна в условиях постоянного риска моральная поддержка со стороны простых людей, граждан России. Он видел слезы на глазах опытных, зрелых бойцов, когда они читали письма школьников, которые желали им удачи и скорейшего возвращения к своим семьям. Говоря о материальном содержании, Сергей подчеркнул, что государство полностью выполнило свои обязательства — выплатило президентскую компенсацию за ранение и зарплату, а также он уже получил должность в военкомате по месту жительства.

Оба разведчика, Егор и Сергей, с теплым чувством вспоминали руководителя отряда «Ахмат» генерал-майора МВД России Апти Алаудинова. Не раз боевой генерал подвергал свою жизнь риску, не принимал решений, сидя в теплом кабинете за сотни километров от передовой. Его часто можно было увидеть в окопах, блиндажах среди своих бойцов. Своим бесстрашием, глубоким знанием противника, применением современных средств ведения войны он снискал безоговорочный авторитет среди своих подчинённых. Для него не было разницы, кто перед ним — чеченец, якут, башкир или русский. Он также не делил своих бойцов по вероисповеданию. Это была его большая сплоченная семья братских сердец, спаянных его волей и стремлением бойцов к скорейшей победе. «Такие интернациональные батальоны обязательно принесут нам победу», — сказал Рамзан Кадыров в своем интервью.

На вопрос «А если придут немецкие танки с крестами на броне, сможете отбиться?» — оба бойца, Егор и Сергей, ответили в унисон: «Наши деды их уже били и вошли в Берлин, а сегодня наша очередь». На этом наш разговор закончился. Я пожелал скорейшего выздоровления Сергею, который пока находится на реабилитации в Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова в Санкт-Петербурге, а Егору пожелал удачи. Он в ближайшие дни вновь уходит на фронт. Я мысленно повторил девиз отряда «Ахмат»: «Ахмат — сила, Россия — мощь».

Вот такую историю рассказали мне бойцы отряда «Ахмат».

История чеченского СОБРа «Ахмат» начинается в 2009 году. Он был создан на базе 248-го специального моторизованного батальона «Север» Внутренних войск МВД России. У его истоков стояли первый Президент Чеченской Республики Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров. По его предложению и был сформирован отряд быстрого реагирования, который получил название «Ахмат», то есть «сила». Специальный отряд «Ахмат» является одним из старейших воинских подразделений Чеченской Республики. В 2022 году кадыровский СОБР показал мужество и героизм по защите интересов России на юго-востоке Украины, приняв активное участие в специальной военной операции. Специальный отряд быстрого реагирования имени Героя России Ахмата- Хаджи Кадырова постоянно пополняется добровольцами, которые проходят обучение в городе Грозный. Командир подразделения Апти Алаудинов является настоящей легендой СВО.

Член Союза писателей России Сергей Рац

 

 

Случайное изображение - ВИДЫ ПЕТЕРБУРГА

fontanka.jpg